Добро пожаловать

WalYou — библиотека рассказов и рецензий

кровавая мэрри. Рассказ ужасы. Приключения и путешествие

Кровавая Мэри

Автовокзал

-Где эти голубки?

-Откуда я знаю, почему ты у меня спрашиваешь? — сказала Маша, прячась за спину Андрея. Тот заметил и поспешил заступиться за девушку:

-Зато я знаю, — он подмигнул Мише.

-И где же?

-Опаздывают.

Кроме Андрея никто не засмеялся. Маша прижалась к нему и приобняла, будто говоря: «Не переживай, милый, все неудачно шутят, это не повод грустить».

Он мгновенно перестал быть серьезным.

-Да ладно тебе, бро, чего ты злишься? Ну задерживаются немного ребята, с кем не бывает?

-Со мной не бывает. Я никогда не опаздываю, в то время как они — постоянно. Бесит. У меня уже появилось желание развернуться и пойти домой.

-Послушай, мне тоже не совсем нравится эта идея, но, согласись, должно быть круто.

-Что крутого в том, чтобы мерзнуть в сырой пещере?

-Ну это должно быть интересно…

-И весело. Новый опыт, — закончила за него Маша и мило улыбнулась.

-Хорошо, возможно, там будет весело, но здесь нет ничего веселого.

Андрей снова попытался улыбнуться и окинул жестом автовокзал:

-Оглянись, как тут может быть не интересно. Посмотри, как пафосно курит тот мужик. Тебе не кажется, что он похож на старую профурсетку? Видишь те четыре автобуса на стоянке, один из них с кондиционером и удобными сидениями, два самые обычные, но тот Икарус вызывает восхищение. Не понятно, как он вообще не развалился еще десятилетие назад. Представь, если нам придется ехать на нем.

-Не придется.

-Почему ты так уверен, эксперт по автобусам и транспортным связям сел и близлежащих поселков?

-Он едет по 410 маршруту.

-А! Понятно. Какой ты внимательный.

Михаил не ответил и разговор затух. Он обрадовался, что к скрипу колес и неразборчивому бормотанию из микрофонов больше не добавляется голос друга. Он раньше не замечал, какой мерзкий у того голос: «Если я когда-то захочу возненавидеть мир еще больше, то запишу его пожелание с добрый утром на диктофон и буду использовать вместо будильника».

-Как думаешь, когда они приедут?

У Миши не было желания разговаривать и находиться здесь. Рядом лежал собранный рюкзак и только он удерживал от возвращения домой. Глупо потратить неделю на подготовку к походу, а в последний момент развернуться и пойти обратно.

-Ты чего молчишь? Миша, ты не хочешь со мной разговаривать? Я тебя чем-то обидел?

-Блин, Андрей, отстань от меня.

-Да ладно тебе, что я опять не так сделал?

-Ничего не сделал. Ты здесь не причем, просто плохое настроение. О причинах можешь не спрашивать, не знаю, просто плохое настроение. Беспричинно.

-Так же не бывает, чтобы просто так, должно же было что-то произойти…

Маша легонько взяла Андрея за локоть и тот не удержался от вопроса:

-Что, солнышко?

-Зайка, не приставай к Мише. У нас все самое тяжелое еще впереди, дай ему немного отдохнуть. У меня есть что-то лучше разговоров.

Она его поцеловала. Лицо Миши стало еще мрачнее, он отвернулся и заметил, как из-за угла появились Максим с Владой.

Рядом с худым двухметровым парнем шла миниатюрная девушка с голубыми волосами. Она быстро перебирала ножками, чтобы успевать за спутником, но все равно периодически отставала и ей приходилось делать короткие пробежки, чтобы оказаться снова рядом. Такое положение вещей, похоже, было для них естественным и никого не смущало. Это даже не мешало им вести разговор, хотя вернее будет сказать, не мешало Владе что-то настойчиво рассказывать Максиму, который делал вид, что слушает.

Мученическое лицо парня осенила улыбка, когда он заметил остальную компанию. Он ускорил шаг, напрочь забыв про девушку, которая не переставала что-то рассказывать, пока пыталась его догнать.

-Привет, — сказал Максим, когда пожал всем руки и поцеловал в щеку Машу. — Готовы?

-Как же иначе? Мы ведь этого так долго ждали, я уже сгораю от нетерпения. Провести целую ночь в пещере. Ты взял все, что нужно? — Андрей не на шутку возбудился, когда нашел нового собеседника.

-Стоп, он что тоже едет с нами?

-Да, чем больше народу, тем…

-… меньше кислороду. Это ты верно подметил, особенно, когда речь заходит о пещере.

-Я хотел сказать, что веселее, но…

-Мальчики, не ссорьтесь. Ты ведь Миша, верно? Меня зовут Влада. — она подошла к парню вплотную, улыбнулась, пожала руку и нежно провела ладонью по его плечу. — Ты какой-то напряженный. Расслабься, нас ждет большое приключение, в центре которого будешь именно ты, если захочешь.

-Почему я? Что ты имеешь ввиду? — неожиданно промямлил он, растеряв весь гнев.

-Ты не в курсе? Он не в курсе? — обратилась она к остальным.

Андрей рассмеялся и попытался сделать загадочное лицо:

-Никто кроме нас троих об этом не знает, — Маша дернула его за рукав. — Хорошо, четверых, но это все. Пускай для остальных это станет сюрпризом.

-Ребят, вы о чем? — перебил кто-то невысказанный вопрос Михаила.

-О, привет, женатики, — сказал Максим и пожал руку сначала Косте, а потом Насте.

-Эй, мы не женатики, — возмутился невысокий блондин. Выражение лица его девушки резко изменилось, он это заметил и поспешил исправиться, — пока еще.

-Начинается…

-Начинается, — перебил Максим Мишу, — вернее, начинаем. Все в сборе? Погнали.

 

Начало мрака

-Вот она, большая и темная дырка, — сказал Максим и рассмеялся.

Его голос донесся эхом из глубины пещеры. Влада поежилась и прижалась ближе к Максиму.

-Здесь холодно, — сказала она, не отводя взгляд от пещеры.

Солнце с трудом освещало первые пол метра пещеры, но даже они были наполнены мерцающими тенями и странными отражениями. Загадочно шелестели листья и сейчас это никому не казалось клише. Ко всем пришло ощущение мрачной торжественности ситуации, нечто подобное испытываешь, когда в католической церкви начинает играть орган. Звук расходиться по залу и все замирают перед неизбежной силой всемогущего, которые будто удостоил всех собравшихся визитом.

-Все готовы? — спросил Андрей, глядя в пол. Ему было так же страшно, как и всем остальным, но он попытался это скрыть, ведь это все была его идея.

-Мы уже двадцать минут стоим здесь, молчим, потом по очереди говорим идиотские короткие фразы, снова молчим, но никак не можем войти. Все уже давно готовы, а если нет, то давайте руки подымут те, кто хочет еще немного постоять и подышать воздухом. Откуда у людей эта дурацкая привычка: собираться неделю, потратить кучу времени и нервов, а потом зависнуть перед входом и начать сомневаться? Пошли. — Михаил закончил монолог, шагнул в пещеру и повернул голову к остальным. — Чего стоим? Пойдем. Максим?

-Ты совершенно прав, что-то мы застоялись здесь. Да, детишки? — он обратился к Косте с Настей.

Девушка недовольно сморщилась, хмыкнула, но промолчала.

Первые пятьдесят метров они прошли в тишине, затем половина компании вспомнила про фонарики, которые не достали сразу и разговор возобновился.

-Давайте вернемся? – спросила Настя с ноткой вызова в голосе.

-Зайка, мы же двадцать минут простояли на улице и только зашли, зачем нам возвращаться?

-Я хочу постоять еще!

-Мы же не можем так весь день ходить туда-обратно. Так мы за пару суток не дойдем до места.

-Мы вернемся. Все или только мы с тобой, но вернемся.

-Зайка, ну зачем нам идти обратно?

-Я замерзла!

-Так бы сразу и сказала… — Костя полез в свой рюкзак. — Сейчас достану твою куртку…

-Макс, а давай мы с тобой так же будем ходить по походам? Я буду носить пачку печенек, а ты все остальное. — прошептала Влада, глядя на огромный рюкзак, который был больше Кости и маленькую сумочку Насти, в которую едва ли поместилось что-то больше косметички с расческой.

Максим покачал головой, намекая, что лучше сейчас помолчать.

-Мне не нужна куртка, я хочу выйти.

-Послушай, ты опять начинаешь? Мы же…

-Да, я опять начинаю. Если тебе не нравится, то я могу вообще уйти.

-Зайка, мы же все собрались, давай не…

-Мне уйти?

-У*бывай, — не выдержал Костя и зашагал вглубь пещеры.

Когда разговоры в пещерах замолкают, то всегда после этого наступает гнетущая тишина. После такого разговора она была особенно мрачной, что подчеркивал звук быстро удаляющихся шагов.

-Да ладно вам, ребята… — попытался заговорить Андрей, но его перебил Максим, который обратил внимание на фонарик, лежащий на земле.

-Твою мать… Обсуждайте, разговаривайте, как будете готовы — кричите. Встретимся на перекрестке, Андрей ты в курсе, о чем я?

-Да, не первый раз замужем. — он рассмеялся, но затем вспомнил ситуацию и замолчал.

Влада пошла следом, но Максим развернулся:

-Я иду один, ты остаешься.

-Но…

-Ты. Остаешься.

Постепенно фонарь начал тускнеть в глубине пещеры, но никто не спешил разговаривать, кроме Влады. От ее позитива не осталось и следа. Она тяжело дышала, а ее права рука сжималась и разжималась. Она пристально смотрела на стену, но внезапно обернулась.

-Ты еще здесь? — все уставились на нее. — Слушай меня внимательно и только попробуй открыть рот, пока я не закончу. Свои истерики ты можешь засунуть себе поглубже и мне плевать какую дырку ты для этого выберешь. Если тебе что-то не нравится, то иди домой, тебе твой парень (или кем ты его там считаешь, мужем?) уже это сказал. Ты еще здесь и тебя никто гнать не будет, пока. Но если ты сделаешь так еще раз, если хоть попытаешься испортить кому-то настроение, то я лично насажу тебя на тот сталактит. Тебе ясно?

Она не ответила и Влада сделала несколько шагов, но на ее пути возник Андрей, пытающийся изобразить улыбку.

-Да ладно тебе, мы же все друзья, все пришли отдыхать. Ребята, давайте жить… — дальше он не договорил, потому что его рука оказалось за спиной. — Больно… Отпусти…

Она отпустила и двинулась дальше.

-Тебе понятно? — сказала Влада, когда ее лицо оказалось в паре сантиметров от Настиного.

-Да, — девушка дрожала, но пыталась не подавать виду.

 

Вперед – не всегда правильно

-Чего тебе нужно?

-Ты мне нужен, живой.

-Я не первый раз в пещерах. Ничего со мной не случиться, можешь возвращаться к остальным.

-Не первый раз, говоришь? Без фонарика? Есть версия, что жизнь на земле — это ад, а когда ты умрешь, то все станет попроще. Видимо, ты кому-то нехило насолил, раз все еще находишься в этом мире.

-О чем ты?

-Иногда прямой путь самый быстрый, но не самый верный. Как насчет небольшой прогулки?

-Слушай, Макс, мы с тобой не так давно знакомы, но ты меня уже бесишь. Иди к остальным и дай мне побыть одному.

-Ты в этой пещере впервые?

-Да, а что такое?

-Пойдем, только за ручки держаться не будем, хотя если ты захочешь…

-Я тебе уже все сказал, я не хочу никуда идти.

-Мы пройдем еще метров пятьсот, а потом я тебя оставлю одного, в темноте, если захочешь. Лады?

Они шли прямо, игнорируя узкие коридоры по бокам, и остановились, когда дорога резко обрывалась. Дальше начинался колодец глубиной более ста метров.

Костя не сразу заметил яму, а когда обратил внимание, то резко остановился и вцепился в рубашку Максима.

-Эй, не так быстро. Мы с тобой еще даже на свидание не были.

-Она… Я…

-Мог ли ты в нее упасть? Ну, скажем так, не думаю, что у кого-то из нашей компании были шансы туда свалиться. Я неплохо знаю это место, Влада неплохо знает это место, а Андрей был здесь чаще всех. Мы бы не позволили вам к ней даже приблизиться.

-Спасибо, ты спас мне жизнь. — монотонно сказал Костя.

-Ну, скажем, не спас, а помог не угробить, да и не дошел бы ты досюда. Короче, ты насмотрелся? Пойдем к остальным, они уже минуты две кричат.

 

Маленький секрет

-Ну что, котики. Все готовы? – Максим широко улыбался, но его энтузиазма никто не разделял.

Костя размышлял о том, что было бы, если бы он шел дальше без фонарика, Настя пыталась сделать максимально недовольное лицо и смотрела на своего «Мужа» особым взглядом, который заставлял его делать дорогие подарки. Андрей теребил руку, которой досталось в конфликте двух девушек, а Маша его обнимала и ласково гладила по спине. Влада с Мишей стояли сзади всех и пытались перечислить максимальное количество вещей, которые они могли бы сделать вместо «тупого похода».

-Молчание — знак согласия. Снимайте рюкзаки и полезли.

-Куда? — сказала Маша и отвлеклась от утешения Андрея.

-В смысле куда? Сюда?

-В эту маленькую дырку?

-Ну эта «маленькая дырка» почти полтора метра в ширину, а выглядит она небольшой лишь на фоне пятиметрового главного прохода. Не переживай, мы все пролезем.

-Я не хочу идти, наверное, я двинусь обратно. Еще кто-то со мной хочет? — сказал Миша.

Влада переменилась в лице и схватила его за локоть:

-Не-не-не, дружище, ты уйти не можешь.

-Почему это?

-У нас для тебя важная роль.

Андрей, Влада, Максим и Маша заговорчески переглянулись.

-Какая еще роль, что вы мутите?

-Тебе понравится, — сказал Максим и подмигнул.

-Может быть, но если только один способ узнать: скажите мне или я иду обратно.

Андрей пожал плечами. Максим кивнул и Влада что-то прошептала ему на ухо. Он развеселился:

-Вы серьезно?

Все закивали, только Костя с Настей продолжали игнорировать разговор, думая каждый о своем.

 

Кто там?

-Друзяхи, мы хотя бы половину дороги прошли? Такие проходы заставляют меня чувствовать себя толстой. – сказала Влада.

-Девушки. Как вы это делаете? Насколько бы худыми вы не были, вам всегда кажется, что вы толстые, о чем вы спешите рассказать окружающим.

-У кого-то беда с чувством юмора, да, Андрей? Я не чувствую себя толстой, но эти лазы настолько узкие, что я своими пятидесятью килограммами умудряюсь застревать.

-Представь, каково нам, жирным, – улыбнулся Миша. — Радует, что я хотя бы не высокий.

На этом моменте он ударился головой об выпирающий кусок породы. Его тихий мат прервал Максим, пытающийся говорить сквозь смех:

-Видишь, главное не размер, а умение пользоваться.

-О, опять эти отмазки. – рассмеялась Влада.

Остальные поддержали веселье, кроме Маши:

-Ребята, тише. Вы слышите это?

-Слышим, что?

-Мне показалось, что за стеной был какой-то звук…

Она указала пальцем на полуметровую щель в стене, через которую можно было рассмотреть параллельный коридор пещеры. За ней царила абсолютная темнота, а свет фонарика выхватывал лишь стены.

-Милая, я был здесь много раз, туда нельзя попасть. Даже если бы там и обитал какой-нибудь жуткий монстр, то он бы давно умер с голоду. Туда нет прохода.

-Я бы хотела тебе верить, но, мне кажется, что ты ошибаешься. Я посветила туда, чтобы рассмотреть, что за щелью, и в этот момент там что-то блеснуло. Это было похоже на глаза кошки в темноте, только они были наполнены злостью, будто оно хочет сделать мне больно.

-Зай, ты накрутила, – в этот раз голос Андрея звучал менее уверенно и он тщательно вглядывался в стену, освещенную ярким светом фонаря.

Чем дольше он смотрел туда, тем тревожнее ему становилось. Начало казаться, что откуда-то из глубины доносятся звуки, похожее на скрежет ногтей по стеклу, а тени начали принимать все более причудливые формы. Андрею чудилось, что прямо за углом, в паре сантиметров от щели, кто-то стоит, и ждет момента, пока он отвернется. Ему почудился запах, который походил на зловонное дыхание и он был почти в шаге от паники, когда заговорил Миша:

-Ребят, может не будем делать то, что задумывали?

Влада собиралась ответить, но в этот момент завизжала Настя:

-Оно меня схватило. Оно меня держит. Помогите.

Все резко обернулись, пять лучей фонариков были направлены на сконфуженного Костю, который приобнимал за талию свою девушку:

-Мда, похоже это была плохая попытка помириться.

Максим рассмеялся громко, но слегка неестественно:

-Мне нравится ваш подход. Паранойя сделает наш вечер незабываемым, только не увлекайтесь.

Маша улыбнулась.

 

Стоянка

Закончились запутанные коридоры, узкие лазы, одинаковые развилки и опасные обрывы. Несколько раз группа заходила в тупики, но Андрей упорно доказывал, что помнит дорогу и привел их наконец на место, возможно, чудом. Компания остановилась на квадратной платформе размером где-то в десять квадратных метров. В разные стороны расходились три развилки, а прямо у них над головой было открытое небо, окрашенное в цвета заката.

-Добро пожаловать в лучшее место на земле, — сказал Андрей и бросил на землю рюкзак.

-Андрюш, а почему мы останавливаемся здесь? — сказала Маша.

-Зай, мы останавливаемся здесь, потому что это самое лучшее место на планете.

-Может дальше есть что-то лучше?

-Нет, я был здесь много раз и могу смело заявить, что нигде нет места лучше.

-Может мы пройдем дальше и поищем? Мне здесь как-то не комфортно.

-Да ладно тебе… — начал Андрей, но его перебила Настя:

-А я полностью согласна, это место вызывает какую-то тревогу. Мне бы не хотелось здесь оставаться. Может пойдем дальше?

-Эй, обломщики. Вам же уже объяснили, что это отличное место, но, похоже, вы до сих пор не совсем понимаете почему. Видите эту большую дырку?

Влада ткнула пальцем в небо и замолчала, ожидая, пока все закивают, а потом оторвала от кофты небольшую нитку и отпустила ее. Нитка сделала неуверенное движение к земле, но потом взмыла вверх.

-Видите? Это единственное место, где можно разжечь костер и не задохнуться. Неужели вы хотите упустить такую возможность? — никто не ответил. — То-то же.

-Какая женщина, — выдохнул Миша, а затем бросил взгляд на Максима, опомнившись.

Тому было совершенно все равно. Он разглядывал стены и светил по очереди в каждый из трех туннелей. Он был уверен, что слышал какие-то звуки, исходящие из глубины пещеры, но не мог различить откуда они исходят и убеждал себя, что это нормально. В пещерах всегда слышаться странные шумы, которые нельзя объяснить, их нужно просто принять. Сегодня он не мог их принять.

Максим часто бывал в пещерах, но никогда раньше не испытывал подобного волнения.

 

Ритуал

 С третьего раза им удалось сделать все правильно. Костер разгорелся и тревоги рассеялись. Искры взмыли вверх к беззвездному небу, стараясь покинуть тесные каменные своды. Тысячи огоньков сгорали не в силах приблизиться к выходу.

Друзья сидели вокруг пылающих поленьев, затаив дыхание, словно первобытные люди. Огонь предусматривался исключительно для создания атмосферы, но в тот момент они чувствовали себя так, будто от него зависят их жизни. Где-то в глубине первобытного сознания всем казалось, что стоит огню погаснуть и они не смогут выжить в этом жестоком мире.

-Прекрасно, — сказал кто-то и все молча закивали, как марионетки.

-Удивительно.

-Как же красиво!

Говорят, что можно вечно смотреть на огонь, но это не правда. Языки пламени хотя никогда не повторяются, но они быстро надоедают, в отличии от теней, которые они порождают. Десятки картинок ежесекундно сменялись на стенах пещеры и каждый видел в них что-то свое.

Максим вспоминал походы, в которые он ходил с друзьями в беззаботном детстве. Влада думала о картинах, которые могла бы нарисовать, если бы хоть раз решилась взять в руки кисточку. Костя с Настей представляли их свадьбу, только у одного из них затея была окрашена в мрачные тона. Маша вспоминала свою мать, молодую и счастливую. Андрей думал исключительно о своей новой девушке и причинах, ради которых он взял ее сегодня с собой. Только один Миша мыслил более приземлено:

-Я думаю, что нужная атмосфера у нас есть. Пришло время действовать, что скажешь, Влада?

-А? — девушка не сразу поняла, что с ней разговаривают.

-Время?

Она достала телефон.

-22:11.

-Отлично, но я спрашиваю не об этом. Ваша маленькая задумка, может пришло время ее осуществить?

-А, ритуал! Думаю, да, что скажешь, Макс?

-Скажу, что самое время. Погнали.

-Какой еще ритуал? Мы вдали от цивилизации, закрыты в пещере, что вы собрались делать? — завопила Настя. — Ничем таким мы не будем заниматься! Зая, скажи им!

-Что за ритуал? — спросил Костя после пристального взгляда своей девушки.

-Кто-нибудь в детстве вызывал Кровавую Мэри?

Все, кроме Маши, отрицательно закачали головой.

-Никаких Мэри! — закричала Настя и ее голос эхом прошелся по пещере. — Я на это не подписывалась, Костя!

-Она на это не подписывалась, а я не против.

-Что? Да ты, урод неблагодарный. Я для тебя столько сделала, а ты, а ты…

-А я идиот, который зачем-то взял тебя с собой. Не переживай, в следующий раз ты останешься дома.

-Следующего раза не будет! Это все сон, такого не может быть, я не верю, что ты можешь со мной так поступить, — растерянно проговорила Настя, а потом повернулась к Владе. — Это ты курица во всем виновата! Это из-за тебя все проблемы, шлюха!

Девушка отреагировала молниеносно и по пещере разнесся щелчок от пощечины.

-Слушай сюда, овца. — заговорила Влада. — Если ты еще раз, еще хоть раз, меня обзовешь, обидишь кого-то из моих друзей или попытаешься испортить всем веселье, то это будет последнее, что ты сделаешь в своей жизни. Ты меня понимаешь? Ты меня услышала? Осознала информацию? Я не шучу.

Настя испуганно посмотрела на Костю, но тот отвернулся. Она ни в ком не нашла поддержку, заплакала и убежала к себе в палатку. Пару минут в пещере звучало только слабое всхлипывание и треск поленьев.

-Все готовы? Миша?

-Да, я готов. Понеслась, — он попытался улыбнуться.

Перед ребятами появилось зеркало, на котором губной помадой Миша нарисовал лестницу. Он обвел всех взглядом, глубоко вдохнул и сказал:

-Кровавая Мэри.

Настя аккуратно раздвинула молнию палатки, чтобы можно было наблюдать за всеми, оставаясь незамеченной.

-Кровавая Мэри, — повторил Миша.

-Ребят, может действительно не стоит? — слабым голосом сказала Маша, но на нее никто не обратил внимания.

-Кровавая Мэри, приди, — сказали хором Миша, Максим и Влада.

Андрей приобнял Машу:

-Видишь, ничего страшного не произошло.

В небе сверкнула молния и ослепила ребят, а следом за ней раскат грома. Миша дернулся и выронил зеркало, на которое все мгновенно уставились.

Маша расплакалась:

-Я ее видел. В зеркале. Она смотрела на меня. Теперь ее дух попал в наш мир, мы ведь теперь все умрем?

-Да ладно тебе, мы все не умрем, вернее, мы не умрем все, в смысле все мы умрем, но не сегодня.

Он неискренне рассмеялся. Маша улыбнулась уголками губ.

 

Отдых

-Думаете, этого будет достаточно? – тихо спросила Влада, глядя на куски зеркала в углях.

-Думаю, это было нужно, чтобы не мусорить в пещере. Остальное не имеет значения, призраков не существует.

-Настя, у тебя бледный вид, – сказала Маша. Возьми, попей.

-Что это?

-Вода с витаминами. Вычитала рецепт на одном сайте. Там говорили, что это не только полезно, но еще и настроение поднимает. Как раз, что тебе сейчас нужно.

Настя сделала большой глоток и собралась отдать назад Маше, но та жестом указала оставить себе:

-Ты все равно не хочешь пить пиво, так что тебе нужнее.

-Ой, тоже мне, нашелся ценитель пива, — рассмеялся Андрей и потрепал Машу по плечу. — Ты тоже пьешь нулевочку.

-Ну знаешь ли, мсье алкоголик, я не заметила, что взяла безалкогольное, но что теперь поделать?

-Ты можешь взять мое.

-Ой нет, спасибо, чтобы ты мне потом неделю вспоминал, что я захватила твое пиво и испортила отдых? Нет уж, за свои ошибки я сама отвечу, а ты расслабляйся. Тебе принести еще бутылочку?

-Конечно, котик.

Маша удалилась к палатке, а Андрей шепотом обратился к окружающим:

-Ну как она вам? Правда прелесть? — после одобрительных кивков он не успокоился. — Мих, что думаешь, как она тебе?

Миша что-то промямлил, но Андрей не успел уточнить. Вернулась Маша с пивом.

Все в этом мире движется от точки минимума к точке максимума и наоборот. У каждого дня есть наихудшие моменты и наилучшие. К первым часто относят начало дня, когда по будильнику отрываешь голову от подушки, а ко вторым его конец, когда уставшее тело оказывается под одеялом. В походах все иначе.

Некоторым кажется, что самое главное — это прийти на место, разложить палатку и лечь отдыхать, позволив мозгу обработать все, что произошло за день. Еще раз покрутить в голове картинки пройденных мест, пересчитать километры и продумать маршрут на завтра. В походе можно спокойно и беззаботно выспаться, но истинную ценность представляют посиделки у костра.

В такие моменты люди, отрезанные от цивилизации, открывают свою истинную сущность. Пиво забирает волнение и воздух наполняет множество хороших разговоров. Иногда хочется, чтобы это продолжалось вечно, но ничто не вечно. Счастью свойственно уходить.

-У меня болит голова, пойду я спать, — сказала Маша и отправилась в палатку.

Андрей обещал, что подойдет через час, но уже через двадцать минут к нему пришло легкое головокружение и он поспешил к палатке. На эту ночь у него были совершенно другие планы, но чем ближе была палатка, тем больше он понимал, что единственное, чего ему хочется — сон.

Костя с Настей ушли почти сразу за ним и у догорающих поленьев остались только Максим, Влада и Миша. Последнему было не комфортно: эта парочка начала вести себя вызывающе. Объятья становились теснее, поцелуи дольше, а поглаживания откровеннее.

Он думал уйти, но с одной стороны ему не хотелось проявлять слабость, а с другой стороны он совершенно не хотел оставаться один. Тревожные мысли бродили в голове, рядом с чувством обиды на весь мир. Все были с девушками, только он, как всегда, один. Он был рядом с приятелями, но это только усиливало одиночество. Он не мог уйти и не хотел оставаться, он не мог принять решение, но ему помогла вспышка молнии.

Сразу за раскатом грома пошел дождь. Все разбрелись по палаткам, которые были благоразумно расставлены за пределами колодца, и им было плевать на осадки.

Дождь стал романтичным завершением дня и символично затушил костер.

 

Она здесь

-Настя, — несколько раз по пещере пронеслось эхо, которое осталось без ответа.

-Все вставайте. Андрей! Миша! Быстрее, ребята, быстрее, — кричал Костя. В его голосе слышалась паника.

-Что случилось? — раздался испуганный голос Максима, который вылез из палатки с топором в руках.

-Настя. Она ушла туда около получаса назад и ее до сих пор нет. Я кричал несколько раз, но она не ответила. Я не мог пойти за ней, у нас был один фонарик на двоих, — он подбежал к Максиму и начал его трясти, — послушай, может там, дальше, есть такие же обрывы, как тот, который ты мне показывал? Ну говори же быстрее!

-Я… я не знаю. Я не был дальше этой части пещеры. Мне всегда казалось, что это лучшее, что она может дать.

Костя большим и указательным пальцем потер глаза.

-Все хорошо, она… она просто задумалась о своем и до сих пор там сидит. Мы сейчас придем, а она по старинке накинется на меня с обвинениями… — он запнулся, а потом закричал. — Чего вы стоите? Пойдем уже!

Они пошли в указанный Костей коридор и метров через двести увидели луч света.

-Фонарик. Похоже, она там! — радостно закричала Влада, прежде чем завизжать от ужаса.

Фонарик лежал таким образом, чтобы идеально освещать тело Насти. Сквозь нее проходил сталагмит, выходящий из ее живота. Ее голова была запрокинута навстречу компании, а пустые глаза осуждающе смотрели на друзей, которые опоздали. По каменному штырю вниз стекали тонкие струйки крови.

-Это не я. Ребята, это не я, – заверещала Влада. – Я ничего такого не делала.

Ее все проигнорировали, Костя молча подошел к телу.

-Этого. Просто. Не. Может. Быть, — медленно, голосом зомби, сказал он. — Она жива. Это все сон. Мне нужно проснуться.

-Это все она, Кровавая Мэри, — закричала Влада и получила сильную пощечину от Максима. От удара она упала, но никто не помог ей встать.

-Заткнись, заткнись. Нет никакой Кровавой Мэри. Это все бред!

-Это. Все. Сон. Мне. Нужно. Проснуться, — мозг трезвого человека не способен осознать чью-то смерть, а мозг пьяного Кости упорно отрицал реальность происходящего.

-Костя, успокойся. Где-то в пещере убийца. Ты понимаешь это?

-Это. Сон. Как мне проснуться?

-Костя, это не сон. Здесь нельзя умереть и проснуться в реальности, как в детстве. Это и есть реальность, не сон, понимаешь? Этот призрак, он сводит тебя с ума. Не поддавайся. – затараторила Маша

-Нет никакого призрака, заткнись, — заверещал Максим и Маша встала, подошла к нему и посмотрела в глаза:

-Я ее видела и она видела меня. Нам нужна бежать, не оглядываясь, и только тогда у нас есть шанс спастись. Кто со мной?

Максим запнулся, его уверенность внезапно рассеялась, он уставился в пол, но не сдался:

-Я не верю в призраков, но кто-то это сделал. У Андрея пистолет, нужно его взять и убить падонка, если он появиться… А где твой парень?

-Я… Я не знаю, он был в палатке, когда все закричали. Я думал… Я думала он пошел следом, – он собиралась побежать, но ее задержали. – Там ведь Андрей, с ним ведь тоже могло что-то случиться.

-Это все сон, такого не может быть, — повторял Костя, глядя на труп.

Он игнорировал окружающий мир, а все вокруг игнорировали его. Шок на каждого действует по-разному, иногда он вызывает слезы и истерику, как у Влады, которая повисло на руке Максима и тихо всхлипывала, иногда он парализует, как было с Мишей, а иногда заставляет думать в сотни раз быстрее, чем обычно, как Максим.

Большую часть времени Маша не выпускала из рук телефон и постоянно кликала по экрану, наконец она оторвалась и, глядя на тело, сказала:

-Мы не проверяли пульс. Может быть она еще жива.

Влада вцепилась ей в руку, поцарапав ногтями кожу:

-Жива! Ее насадили на полуметровый штырь! Ты совсем дура? Как она может быть жива?

Маша оттолкнула девушку и та упала на землю.

-Я не медик, не знаю, но может важные органы не задеты, мы должны убедиться. Нужно позвонить в скорую, выяснить, что мы можем сделать.

Она несколько раз кликнула по экрану телефона.

-У меня нет доступа к сети? Может у кого-то из вас есть?

Все начали засовывать руки в карманы, в этот момент по пещере разнесся женский голос:

-Это все сон, такого не может быть…

-Настя? – закричал Костя, глядя на тело. Оно не двигалось, а на него продолжали смотреть широко открытые безжизненные глаза.

-Давай вернемся? – продолжил голос после паузы.

-Куда вернемся?

-Это все сон. Давай вернемся?

-Я не понимаю…

-Все. Сон.

Голос затих, только отдаленное эхо слышалось где-то в глубине пещеры.

-Зай? Зайка?! Настя! – закричал Костя, достал из кармана выкидной нож и полоснул себе по шее. – Я готов проснуться.

Миша, который до этого совершенно не двигался, бросился к нему, но не успел. На него брызнула струя крови, а в последнем Костином взгляде он увидел ужас. Кажется, тот понял, что умирает и умирает навсегда.

Мишу вырвало.

-Нам нужно уходить отсюда. Она идет за нами! – сказала Маша.

-Заткнись! – визгливо закричал Максим.

Влада вытерла слезы, всхлипнула и заговорила уверенно:

-Если ты не видишь, что происходит, ты идиот. Она пришла, мы совершили ошибку и нам не спастись. Мы все здесь умрем!

-Я не верю в эту чушь, мне нужен пистолет.

-Я согласна, не думаю, что мы здесь все умрем, – заговорила Маша. – всегда есть шанс.

Все пошли обратно, но перед ними возник Миша. Он выглядел, как загнанный зверь. По его вискам текли струйки пота, глаза быстро бегали, но не пересекались ни с кем взглядом, несмотря на это, он пытался выглядеть уверенно:

-Мы не можем их здесь оставить!

-Можем и оставим.

-Но это же наши друзья!

Максим резко остановился, схватил парня за голову и медленно ее повернул:

-Смотри, видишь это. Здесь больше нет наших друзей, только два трупа. Если мы не поспешим, то можем к ним присоединиться. Если тебе не нравится, то можешь оставаться.

 

Максим

 Друзья вернулись к стоянке, и здесь все было без изменений. Потухший костер, накрапывающий дождь и вещи, лежащие на тех местах, где их бросили. Все собирались разойтись по палаткам и собрать вещи, но решили не разделяться. Происходящее напоминало классический фильм ужасов. Там герои постоянно стремятся разойтись каждый по своим делам, но стоит им это сделать, как путь назад пропадет. Они уже никогда не встреться, потому что будут мертвы.

Они решила не тратить время на сборы. Пускай на улице сыро, но лучше промокнуть и заболеть, чем умереть сухим. Все направились к палатке Андрея, чтобы забрать пистолет. Каждый надеялся, что их друг крепко спит, но в глубине души все понимали, что, скорее всего, он уже мертв.

Они открыли палатку и замерли. Внутри было пусто, если не считать два каремата. Никаких следов Андрея и рюкзаков.

-Где он? – возмутилась Маша. В ее голосе не было и нотки паники, исключительно недовольство. – Он просто бросил меня и ушел с нашими рюкзаками?

-Послушай, ты ведь видишь, что происходит. Возможно, он уже… — Миша говорил, сдерживая слезы.

-Он уже что? Мертв? Допустим, но зачем призраку забирать оба рюкзака?

-Возможно, нет никакого призрака? – в очередной раз сказал Максим.

По пещере прокатился металлический смех, нельзя было определить женский он или мужской, но он точно не принадлежал человеку.

Влада заплакала и начала дергать Максима.

-Ты сам все слышал и видел. Не знаю, почему здесь нет Андрея, но это уже не имеет значения. Нам нужно убираться отсюда. Мы должны попытаться!

Маша достала телефон:

-Ребята, скоро рассвет. Мы должны выбираться отсюда.

Из глубины пещеры снова донесся голос:

-Ну что, котики, все готовы? Кровавая Мэри! – после этого раздался смех и снова тишина.

-Бежим, – все бросились к одному из коридоров, но Маша отстала:

-Нам нужно туда, мы точно заходили через этот, – она забежала в другой проход.

-Подожди, это не тот коридор, — Максим повернулся к остальным. – Стойте здесь, сейчас я ее догоню и мы вернемся.

Миша с Владой смотрели, как он исчезает в темноте, переглянулись и побежали за следом. Фонарик был только у него и им совершенно не хотелось оставаться одним. Пускай он был единственным, кто мыслил здраво, но это не означало, что они должны слушать его всегда.

-Маша, что случилось? – спросил он, когда увидел ее.

Она сидела на земле и терла лодыжку.

-Я упала и….

Снова раздался призрачный смех. В этот раз он звучал громко и отчетливо, будто его обладатель стоит совсем близко.

-Максим, быстрее, помоги мне!

Парень побежал, его топот разносился по всей пещере, пока, внезапно, не оборвался. Тело по инерции сделало несколько шагов, прежде чем упасть, но голова сразу прекратила движение, когда отделилась от тела. Никаких сверхъестественных вспышек, замогильных звуков и посторонних запахов, просто мгновение назад был человек, бегущий к раненной девушке, а теперь безголовый труп. Словно профессиональный палач рубанул лезвием толщиной с атом.

Маша закричала и побежала навстречу друзьям, которые не могли пошевелиться. Она схватила Владу за руку и двинулась прочь из коридора. Мгновение, которое Михаил остался наедине с призраком, сработало отрезвляюще, и он побежал следом за удаляющемся пятном света.

Они снова оказались на стоянке, но не стали задерживаться и нырнули в первый же коридор, не раздумывая, куда он ведет. Их подгонял зловещий шепот, который звучал за спиной и эхом разносился по пещере.

Они бежали настолько быстро, что, казалось, обгоняли луч фонаря и остановились только тогда, когда едва ли могли переставлять ноги.

-Я больше не могу, – сказала Маша.

Все остановились, она сделала несколько шагов, протяжно сказала:

-Ребята… — и луч фонаря погас.

Они оказались в кромешной темноте.

 

***

«Не понимаю, что произошло. Внезапно, они все превратились в демонов. Я смотрел много фильмов, чтобы знать, чем все это заканчивается. Я убил их. Я спасал мир. Простите меня, друзья. Я должен был. У меня не было выбора» — отличная предсмертная записка.

 

Влада и Миша

-Миша, сколько мы здесь, пол часа, час?

-Не знаю, мне кажется, что больше.

-Где Маша? Она забрала ее?

-Влада, я не знаю. Я не могу все это осознать. Секунду назад она стояла рядом, а теперь ее нет.

-Мы сможем выбраться?

-У нее был последний фонарик. У нас не выйдет выбраться без света. Идти на ощупь нельзя, пол усыпан острыми камнями, вдоль стен тоже нельзя, много тупиковых коридоров и обрывов. Остается только ждать, уверен, нас уже ищут.

-Миш, обними меня покрепче, я не хочу умирать в одиночестве.

Он обнял.

-Мы не умрем, слышишь меня, мы не умрем!

Прямо возле них зажегся яркий свет фонарика, луч был направлен прямо на них.

-Я бы не была в этом так уверена.

-Маша? – спросила Влада, вглядываясь в ослепительный поток света.

-Сейчас можешь звать меня Кровавая Мэри. – она рассмеялась.

 

Исповедь

-Котик, просыпайся, – кто-то ласково потрепал Андрея по плечу.

Он оторвал голову от земли. В глаза бил яркий луч света и ему пришлось отвернуться, чтобы хотя бы немного открыть глаза. Мир вокруг вращался и ему стоило огромных усилий, чтобы вспомнить где он. Вокруг привычные своды пещеры, но слишком прохладно и сыро, как для палатки.

Он понял, что лежит на холодной земле, а не в теплом спальнике.

-Маша?

-Да, солнышко.

-Почему мне так плохо, что происходит и где я?

-Можешь считать, что ты в Лимбо, а плохо тебе из-за наркотиков, которые я подсыпала вам в пиво, но тебе достались еще и вместе с транквилизаторами. Что происходит? Искупление, – ее голос звучал совершенно иначе. В нем больше не было ласковых нот, только яд.

Костя запаниковал, попытался вскочить, но Маша его легко остановила. Тело его не слушалось.

-Не спеши, малыш, я бы на твоем месте пока не вставала, – по голосу было слышно, что она широко улыбается, но он не мог увидеть даже ее силуэт в непроглядном пятне яркого света.

-Что происходит?

-Я уже тебе сказала, а теперь покажу. У тебя в правом кармане куртки твой телефон. Включи его и разблокируй, он будет открыт сразу на галерее.

Пока он пытался подчинить себе руку и нащупать телефон, она продолжила говорить:

-Знаешь, меня всегда удивляло, что во всех фильмах киношные злодеи в конце рассказывают свой план. Ты никогда не задумывался, зачем они это делают? Хотят признания! Они проделали грандиозную работу и хотят о ней рассказать. Их жертвы обычно успевают заметить лишь маленький кусочек пазла, а им хочется, чтобы кто-то мог увидеть всю головоломку в целом. Андрей разблокировал телефон, перед ним возникла галерея, с открытой фотографией Насти, которую насквозь пробил сталагмит.

-Что это такое? Это шутка? – закричал Андрей.

-Да, детка, это шутка. Моя убийственная шутка. Но ты все равно не способен оценить ее глубину.

-Настя мертва?

Маша рассмеялась:

-Настя? Они все мертвы. Листай дальше.

Андрей быстро просмотрел все фотографии, уронил телефон и разрыдался.

На второй фотографии был Костя с перерезанным горлом, на третей Максим, рядом с которым лежала его голова, на четвертой была Влада, обнимающая Михаила, а их шеи были насквозь пробиты тремя шампурами.

-Досмотрел? Особенно с шампурами забавно вышло, я ведь их действительно брала с собой, чтобы пожарить Маршмеллоу, – она громко выдохнула. — Как можно было так испортить мои планы? Когда мы две недели назад познакомились и вы начали обсуждать пещеру, в которую пойдете, то ты говорил, что знаешь ее, как свои пять пальцев. Так объясни мне, почему ты выбрал именно это место для стоянки? Нужно было немного пройти и там было бы по-настоящему идеальное место, еще и с пресным озерцом. Я ведь там все так хорошо подготовила, а мы туда не дошли. Почти от всех ловушек нужно было отказаться. Пришлось импровизировать.

-Заткнись. Ты врешь. Это все вранье. Они живы!

-Никогда не перебивай меня, – сказала она и по пещере разнесся грохот от выстрела.

Андрея нога взорвалась болью вместе с коленной чашечкой, а в голове зазвенело, как от удара кузнечным молотом.

-Я бы сказала, что ты теперь не сможешь ходить, но тебе это будет и не нужно, когда мы закончим.

-За что ты их убила? – взвыл парень.

-Ты действительно считаешь, что вы все не заслужили смерти? Влада – тупая шлюха, готовая на все ради Максима. Миша жирный ублюдок, у которого нет не только силы воли, но даже собственного мнения. Настя тварь, пытавшаяся манипулировать любящим ее мужчиной, а Костя бесхребетное чмо, не способное идти ей наперекор. Максим был эгоцентричным засранцем, но они все были живы бы, если бы не ты. Их убила не я, их убил ты.

-Нет, заткнись.

-Что-что, прости? – переспросила она наигранно ласковым голосом и надавила ему на рану.

Андрей взвыл.

-Да, малыш, их убил именно ты. Ты позвал с собой в пещеру девушку, которую знал меньше полумесяца. Похоть плюс желание показать другу, что ты круче. Это никогда не приводит к хорошим результатам. Кстати, Миша умер не в одиночестве, в отличие от тебя.

-Я не хочу умирать, – заплакал Андрей.

-У тебя будет шанс, но это мы обсудим позже. Хочешь послушать, что приключилось с каждым из них?

-Я готов на все, если ты меня пощадишь…

-Пощада? О, это вряд ли. Я дам тебе шанс, но не больше. Готов слушать?

-Да.

-Когда мы остановились здесь, то мне пришлось придумывать новый план. Тебе подсыпала наркотики и транквилизаторы, затем вытащила сюда вместе с рюкзаками, за это нужно сказать отдельное спасибо палатке с двумя тамбурами. Настя получила воду с мочегонными, и когда выбежала в очередной раз в туалет, то получила ножом в живот. Мне пришлось повозиться с веревкой, чтобы удачно скинуть ее тело на сталагмит. Отличный план в очередной раз накрылся, когда выяснилось, что у этой парочки был всего один фонарик. Вместо одного Кости пришли все. План нужно было снова корректировать, но радовало, что я успела расставить обе блютус колонки. На телефоне я быстро скомпоновала все, что назаписывала сегодня на диктофон, надеясь, что после такого Костя захочет побыть один, но он поступил непредсказуемо. Он тупо вскрыл себе шею. Было зрелищно, но немного грустно, что это сделала не я.

-Как ты стала такой? Может все еще можно изменить? Я могу тебе помочь. Мы вместе справимся с…

-Хорошая попытка, господин психолог, но она тебе не поможет. Как я стала такой? Все просто: мой отец был хирургом, он много пил, бил мою мать и довел ее до самоубийства, когда мне было тринадцать. Затем он пытался измениться, но не смог и довел меня до убийства. Это было, пожалуй, гениально. Я долго притворялась лучшей дочкой, о которой можно только мечтать, даже больше, а потом накормила его манго, на которое у него аллергия, спрятала антигистамины, а когда анафилактический шок его ослабил и он мог только хрипеть, я медленно вколола ему полный шприц воздуха.

Маша кинула Андрею кусок ткани.

-Перевяжи ногу. Если у тебя будет открытая рана, то это нарушит всю легенду, потому что по дороге нет твоей крови.

Он, поскуливая, исполнил приказ.

-Все это и так слишком затянулось, пришло время кончать.

-Нет, подожди. Ты еще не рассказала, что случилось с остальными.

-Хочешь потянуть время? Почему бы и нет. С Максимом было сложнее всего, он не потерял здравомыслие, наоборот, стал еще более настороженным и внимательным. Я привела его к одной из своих ловушек, колонки там не было и пришлось включать запись на телефоне. Максим ринулся спасать меня от призрака, забыв про голову. – она рассмеялась. — Дальше я отвела Владу с Мишей в отдаленный конец пещеры и бросила там без света. Было интересно, что они станут делать и они разочаровали. Они бездействовали. Я успела прибраться, а когда вернулась, то они уже были на том же месте, но совершенно обессиленные. Они даже не пытались сопротивляться. Так закончилась история твоих друзей, теперь настал твой черед. Вставай.

-Я не могу, встать. Пожалуйста, не нужно. Ты же говорила, что дашь мне шанс!

-Я и даю. Ты сейчас подойдешь к обрыву и прыгнешь вниз. Если ты этого не сделаешь, то я буду тебя долго пытать и ты умрешь в жутких мучениях.

Она рассмеялась.

Андрей пытался встать, но тело не слушалась, ему пришлось ползти. Он молил о пощаде, но в ответ слышал только смех. Когда он стоял на краю, то повернул голову и уверенно сказал:

-Надеюсь, ты будешь умирать мучительно, тварь. – он сделал шаг вперед.

-Не знаю, как буду умирать я, но ты умер еще до того, как шагнул в пропасть. Спасибо, что помог потренироваться в психологических пытках. – сказала она и двинулась прочь.

«Представляю, как будет рад следователь, который благодаря твоей предсмертной записке и наркотикам в крови, сможет сразу закрыть дело. А как все будут сочувствовать Максиму, в чьей руке найдут пистолет! У журналистов будет сенсация, а вы станете известными. Разве не этого все хотят?» — Маша рассмеялась.

наш мирнаше время

Алексей Орлов • 13.10.2016


Предыдущая запись

Следующая запись

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Оставь свой след в истории. Твое мнение ценно!