Добро пожаловать

Это библиотека моих рассказов. Читайте, отдыхайте, оставляйте комментарии

Лекарство от всего

Судья занял свое место, и все, кроме истца и подсудимого, сели. Пространство заполнил шум двигающихся стульев и кряхтение. На это слушание не пришел разве что ленивый. Все места были заняты, люди толпились в коридорах и на улице. Многие считали дни до заседания, отмечая их в календаре.

Судьей была невысокая женщина лет пятидесяти с черными крашенными волосами, среди которых просматривалась седина. Она, подавив внезапный зевок, произнесла со скучающим видом:

-Истец, представьтесь.

Высокий мужчина в строгом костюме с галстуком выглядел безупречно. Выглаженная одежда, начищенные до блеска туфли, идеальная прическа с пробором – все это напоминало киноактера. Глядя на такого человека сложно представить, что он может оказаться в зале суда в роли потерпевшего.

-Добрый день, уважаемый суд. Меня зовут Илларион Матвеев, я являюсь уполномоченным представителем Мистерия Медиа Холдинг по этому делу.

-Обвиняемый, представьтесь.

-Меня зовут Игорь Рак.

-С правами вы ознакомлены? Объявляю заседание суда открытым. Прокурор, зачитайте обвинение.

-Игорь Рак, восемьдесят восьмого года рождения, уроженец города Руза, вы обвиняетесь в изготовлении поддельных лекарственных средств по статье 238 части 1 УК РФ, в незаконном использовании товарных знаков по статье 180 УК РФ, повлекших за собой значительный ущерб для Мистерия Медиа Холдинг, так же вы обвиняетесь в мошеннических действиях по статье 159 УК РФ, и причинении Марте Наумовой вреда средней тяжести…

-Да какой там средней, милок! – вскочила со своего места пенсионерка, которая выглядела так, словно лично видела динозавров. Она была облачена в тряпье, которое оказалось безупречно чистым, наталкивая на мысли, что было подготовлено специально и заранее. – Я же теперь ходить не могу, и глаза почти не видют, а слышать вообще перестала.

-Пострадавшая, присядьте, пожалуйста.

-А как мне теперь моего сыночка слушать? – не унималась старушка, – Он у меня музыкант, вы знали? Я ведь всегда любила его тихонько слушать, как мышки пищат, не громче. Так было особенно красиво, у него голосок такой…

-Как же, тихонько, ага, – запричитала пенсионерка помоложе на пару веков, – я со своей тугоухостью слышу его завывания, а между нами, вообще-то, два этажа!

-Ты бы лучше за своим балконом так следила, как за… – начал какой-то старичок в другом конце зала, но не успел закончить, судья ударила молотком и крикнула:

-Тишина в зале суда. Устроили балаган.

-Простите, пожалуйста, – начала старушка Марта Наумова, – я просто, ну вы знаете, в моем возрасте…

-Тишина! – все замолчали и уселись по местам. Судья обратилась к прокурору, – Продолжайте.

-…по статье 112 УК РФ, – прокурор сказал это так, словно не было никакого перерыва.

-Подсудимый, вам слово.

-Послушайте, я не понимаю, что я здесь делаю…

-Действительно не понимаете, так может нам провести судебное заседание без вас? – язвительно вставила судья.

По залу пронеслось шуршание и одобрительные возгласы:

-В тюрьму подлеца!

-Убийца!

-Выгнать, а потом в тюрму!

-Тишина, – неохотно, с улыбкой, сказала судья.

-Я могу продолжать? – через минуту молчания неуверенно спросил Игорь.

-Уж будьте добры. Мы вас для этого и вызвали. Хотя, глядя на вас, я специально напомню, что вы имеете право не свидетельствовать против себя. Думаю, вам бы лучше воспользоваться этой возможностью и не тянуть время.

-Ваша честь, я протестую, вы оказываете давление… – заговорил адвокат, но его мгновенно перебила судья.

-Протест отклонен, – она повернулась к Игорю, – вы будете давать показания?

-Да, – неуверенно сказал он, сжимая руки перед собой, стараясь унять дрожь.

-Тогда давайте, хватит тратить наше время.

-Я здесь из-за того, что меня обвиняют в подделке лекарственных средств, но мне кажется, что данная статья ко мне не применима…

-Почему же?

-Данный препарат не является лекарственным с…

-Ваша честь, я протестую, – Илларион Матвеев резко встал с кресла, – эффективность препарата Фулферон доказана мировыми исследованиями!

-Протест принят.

-Как же принят? – Игорь опустил глаза, разглядывая пыль на кроссовках и трещинки в полу. Владеть голосом становилось все труднее, – разве можно считать мировыми исследования, которые проводились только в России, Беларуси и Казахстане, а всего в эксперименте участвовало не больше 50 человек?

-Уважаемый Игорь Петрович, эффективность Фулферона доказана, если вы продолжите разговор в таком духе, то я буду вынуждена вас оштрафовать в рамках статьи 297 УК РФ. Считайте это первым предупреждением.

-Я протестую, – снова попытался вмешаться адвокат. – Я не вижу здесь оскорбительный действий, в сторону авторитета судьи или лично вас, Ольга Валерьевна, не было сказано ничего противоречащего установленному порядку.

-Протест отклонен.

-Но…

-Протест отклонен, сядьте! Рак, продолжайте.

Мужчина едва сдерживал слезы, весь мир перед глазами вращался.

-Я ведь не продавал Фулферон, я…

-Конечно не продавали, – снова заговорил Илларион слащавым голосом, – вы отдавали его просто так, говоря, что благодарности можно занести потом.

-Такого никогда не было!

-Прямо уж не было? Ирина Васильевна, что вы скажете на этот счет?

В центре зала вскочила старушка, сияя от того, что к ней наконец-то обратились.

-Иду я значить домой с рынка, а там егойная палатка стоит, где написано, что его средство все лечить, а у меня радикулит, ходить тяжело, ну я и подошла, и взяла два флакончика. Думаю, себе возьму и внучке дам, та у меня тоже болезненная, двадцать лет, а до сих пор в девках бегает, представляете? Худая, как спичка, я ей говорю: вот, съешь вот этих булочек, а она все отнекивается. Диета у нее, видите ли. Всего восемьдесят килограммчиков весит! Всякими дуростями иностранными голову забила, это все из-за вот таких вот, – она указала пальцем на Игоря.

-Ирина Васильевна, не отвлекайтесь, пожалуйста, – ласково обратился к ней Илларион. Ему не хотелось затягивать это дело на несколько слушаний.

-Да-да, простите. Вот взяла я пару флаконов, говорю: чего с меня? А он такой ухмыляется, говорит, ничего мне от вас не нужно, главное здоровее будьте, и улыбается так хитро-хитро. Ну я, конечно, банку варенья взяла, вечером к нему, а он отнекивается, говорит, что не хочет, но я-то вижу, специально цену набивает. Ну я и поставила эту банку у двери, а он сделал вид, что не заметил, так и оставил себе. Так я бы ничего, мне не жалко, но домой пришла, выпила его дрянь, как положено эту бодягу пить, а не помогло. Голова болеть начала, ноги там тоже, а спина как разболелась, ой как разболелась, милок…

-Да не просил я ничего, я даже не видел эту банку! – закричал Игорь.

-Я выписываю вам штраф в две тысячи рублей за неуважение к суду. Внесите в протокол, – Игорь опустил голову, а судья продолжила. – Уверены, что не хотите воспользоваться своим правом и будете продолжать давать показания?

-Да, я уверен! Я считаю, что не делал ничего противозаконного. Я взял фильтрованную воду и разлил по флаконам в 10 миллилитров, которые, кстати, предварительно простерилизовал. Затем поставил возле дома палатку и написал: «Пьете Фулферонон для профилактики? Попробуйте новое средство, работает не хуже (доказано РАН)».

-Значит вы согласны с тем, что использовали нашу торговую марку, выдавая воду за Фулферон? – вставил слова Илларион.

-Фулферон – это и есть вода, это доказала РАН, это доказывает здравый смысл, это доказывают все врачи!

-Вы оштрафованы еще на пять тысяч, внесите в протокол.

-Да за что вы его постоянно штрафуете? – не выдержал адвокат.

-Как это за что? Он постоянно меня оскорбляет, и каждый раз вводит суд в заблуждение.

-Чем?

-Говорит, что Фулферон не эффективен, но моя мать, почетный врач между прочим, постоянно его назначает. У меня есть знакомые в министерстве здравоохранения, которые, представляете, не идиоты, а взяли и внесли Фулферон в список рекомендаций.

-Но ведь Фулферон – это гомеопатия… – промямлил Игорь.

-Что с того?

-То, что гомеопатия не работает – это научно доказано. Гомеопатия – это обычная вода…

-Вы оштрафованы еще на десять тысяч.

Зал наполнился оживленными возгласами поддержки.

-Ваши действия неправомерны! – не выдержав, закричал адвокат, – мой подзащитный руководствуется научными данными, в том числе исследованиями РАН, которые, кроме всего прочего, имеют исследовательскую базу больше 50 человек! Если ваша мать советует воду для больных людей, то это именно она должна сидеть на месте обвиняемого. Это близко к попыткам убийства.

-Стенографист, внесите в протокол, Петр Рябинин так же оштрафован на десять тысяч рублей.

-Я буду на вас жаловаться!

-Удачи!

-Но ведь гомеопатия действительно не работает… она не лечит простуду, она не помогает при гриппе, она не способна остановить энцефалит. Я лишь хотел показать людям, что нужно принимать настоящие лекарства, а не подвергать жизнь опасности, употребляя подобное.

-Тем самым, вы нанесли людям еще больший вред. Вы заставили их нервничать и теперь наш препарат может работать менее эффективно из-за стресса… – сказал Илларион Матвеев.

Все пенсионеры в зале взорвались неодобрительными криками.

-Подлец!

-Убивца!

-Гад, в тюрму его!

-Ваш препарат не может работать! – закричал Игорь так громко, что все остальные затихли.

-Игорь Рак, я вынуждена заставить вас покинуть зал заседания за систематические нарушения правил. Вы уже достаточно сказали, дальнейшее слушание будет проходить без вас. Выведете его.

-Если наш препарат не может работать, то почему он помогает выздороветь? – сказал в спину Игорю Илларион.

Несколько минут царила тишина, а потом Ольга Валерьевна ударила ладошкой по столу:

-Думаю, у нас достаточно данных, суд удаляется для принятия решения.

****

Через пол часа она вернулась с увесистой папкой в руках. Зал мгновенно затих.

-Изучив все данные по делу, суд принял решение. Обвинение по статье 180 УК РФ, незаконное использование товарного знака – невиновен. Игорь Раков использовал товарный знак лишь в качестве сравнения, не выдавая свой препарат за Фулферон.

Илларион Матвеев изменился в лице, но ничего не сказал, лишь крепче затянул галстук, словно пытаясь задушиться.

-Обвинение в мошеннических действиях по статье 159 УК РФ – так же не виновен. Подсудимый не брал деньги за свой товар и не пытался обманом завладеть чьим-то имуществом.

-Но ведь мое варенье!

-Ирина Васильевна, ваше варенье вы оставили сами, не мешайте, пожалуйста, зачитывать приговор, иначе вам придется отправиться за Раком.

-Нет, не хочу я за ним, – пробубнила старушка, – молчу!

-Обвинение в причинении вреда средней тяжести по статье 112 УК РФ – невиновен. У нас есть результаты исследований, которые показывают, что за последний месяц ваше здоровье не ухудшилось, а наоборот стало лучше.

-Так он меня вылечил, получается? – выдохнула Марта Наумова, шокировано уставившись на судью.

-Это вряд ли, – едва слышно сказал Илларион Матвеев.

-Почему это вряд ли? – спросила Марта, которая в начале суда жаловалась на слух, а сейчас услышала шепот в другом конце зала.

-Аналог Фулферона не может работать!

-Это еще почему? – возмутилась старушка.

Илларион вспылил:

-Одинаковый состав не означает одинаковый эффект!

-Тишина в зале суда! – опомнилась Ольга Валерьевна, с интересом наблюдавшая за разговором, – обвинение в изготовлении поддельных лекарственных средств по статье 238 части 1 УК РФ – виновен.

Зал взорвался радостными аплодисментами, заставив судью несколько раз бить молотком. Все затихли, она продолжила:

-Суд приговаривает Игоря Рака к четырем годам исправительных работ.

Настроение зала мгновенно изменилось. Все начали недовольно кричать и свистеть.

-Посадить нужно!

-Расстрелять!

-Судью на мыло!

-Все куплено, никакой справедливости нет!

-На стариков плевать! Убийц оставляют на свободе!

-Кто сказал: «Судью на мыло?» – Ольга Валерьевна ударила несколько раз молотком. – Кто этот смельчак? Сможешь повторить сейчас?

Никто не ответил. Она продолжила:

-Понимаю, ваше разочарование, он подделывал лекарственный препарат, и он за это ответит сполна, но…

-Он выдавал воду за воду! – закричал адвокат.

-Стенографист, еще десять тысяч штрафа Петру Рябинину, – сказала, не оборачиваясь, судья, и продолжила – но никто не пострадал. Он выдавал воду за эффективное лекарство, но не брал денег, за такое нужно наказывать, но не ломать жизнь.

Народ начал выходить из зала суда. Почти все были недовольны приговором, в том числе и Илларион, который пытался не подавать виду. Он подошел к уставшей судьей и широко улыбнулся:

-Простите, что из-за нас вам пришлось заниматься такой ерундой.

-Ну что вы, – Ольга слабо улыбнулась, – наказывать преступников – это моя работа.

-И вы делаете ее очень хорошо!

-Спасибо.

-Не хотите Фулферона, чтобы успокоить нервы?

-Это что, взятка? – она широко улыбнулась, явно показывая, что шутит, но Илларион не заметил.

-Что вы, – встрепенулся он, – дело ведь уже закрыто. Просто мне показалось, что вам не помешает, а у меня он всегда с собой.

-Я пошутила. Давайте, конечно, не откажусь. Как раз от головы поможет, а то она что-то начала болеть.

-Держите, – он протянул пачку.

Ольга Валерьевна залпом выпила две таблетки.

наш мирреализм

Алексей Орлов • 06.09.2019


Предыдущая запись

Следующая запись