Добро пожаловать

Это библиотека моих рассказов. Читайте, отдыхайте, оставляйте комментарии

Неудачник

Акт 1. Сомнения
I

По улице шел мужчина. Сгорбленный, с измученными лицом и красными глазами. Вчера у него был незабываемый вечер, который плавно перерос в веселую ночь.

В мире ничего не дается даром, за все нужно платить. После грандиозных вечеринок, где царит атмосфера радости и страсти, где алкоголь течет рекой, а едва знакомые люди после пары стаканов становятся лучшими друзьями, наступает утро. Вместе с ним приходит расплата в виде ужасной головной боли, неподъемного тела и невероятной тошноты. Иногда в дополнение идут мусорные дюны в квартире.

Утром возникает резонный вопрос: «Зачем мне это было нужно?» и обычно его дополняют утверждения: «Я больше никогда не буду пить!» и «Больше никаких вечеринок!».

II

Утром гости разошлись. Настало время уборки, и мужчина понял, что единственным помощником в марафоне за чистоту будет головная боль.

С ней на пару он привел квартиру в относительно презентабельный вид. Затем собрал последние силы в кулак и отправился выбрасывать мусор.

Шла середина летнего дня. Ослепительное солнце заставляло щуриться, а мелодичное пение птицы, усиливало и без того невыносимую головную боль. Еще был ветер. Его слабые порывы приятно трепали волосы, но при этом приносили десятки запахов, которые вызывали рвотные позывы.

Окружающий мир не радовал.

Мужчину терзали солнце, ветер и птицы, но он не сдался и, наконец, преодолел двести метров до мусорных контейнеров. Расстояние, которое вчера показалось бы смешным, сейчас ощущалось марафоном.

Мужчина не дошел до мусорных контейнеров несколько метров, остановился и с размаху швырнул пакеты.

Он попал в цель. Но прежде, чем мусор коснулся дна контейнера, под ногами раздался звук «Дзинь». Он приложил немало усилий, но все же опустил глаза и нашел источник мерзкого шума.

Это оказалась бутылка от шампанского, выпавшая из пакета. У мужчины напрочь отсутствовало желание поднимать ее и нести к контейнеру.

Он поддел ее носком кроссовка и пинком отправил в воздух. Бутылка пролетела немного левее и попала в огромное зеркало.

Раздался грохот стекла, к которому добавился пронзительный визг:

– Ты что же делаешь ирод?! – сутулая бабка уронила пакеты с мусором и схватилась за голову.

У нее за спиной был горб внушительных размеров. Ее лицо было сморщенным, как изюм, а одежда изношенная и походила на тряпки. Все указывало на возраст близившийся к веку. Но ее голос, хотя и был неприятным и писклявым, оставался твердым и полным решительности.

Бабка отпустила голову и перекрестилась.

-Успокойся ба… – начал мужчина, но его остановили новые крики.

-Ты же теперь проклят! Семь лет несчастий! Ты проклят!

Она снова перекрестилась и, забыв про мусор, убежала в обратном направлении с несвойственной возрасту прытью.

Вдалеке звучал ее голос. Он был полный ужаса, но слова уже нельзя было разобрать.

Мужчина и не собирался.

Он просто стоял, улыбался и думал какая все-таки забавная штука маразм. Затем он закурил и, забыв про похмелье, отправился обратно домой.

Все было радужно, пока Андрей, так звали мужчину, не нажал на кнопку. Пелена счастья рассеялась. Лифт не работал. Он нажал еще раз. Ничего. Он пытался сдержать отчаяние, которое наступало длинными шагами и нажал на кнопку несколько раз подряд. Никакого результата.

Похмельным синдром вернулся, а мужчине пришлось идти пешком.

Он поднялся до третьего этажа и уже выдохся – спасибо веселой ночи. После пятого он едва передвигал ноги, а на девятом он уже полз вдоль перил, хватаясь за них руками.

Наконец Андрей на четвереньках поднялся на свой одиннадцатый этаж. Трясущимися руками он открыл дверь и оказался в родной прихожей. Он быстро разделся, подполз к кровати и уснул возле нее.

III

Утром ему пришлось прилагать титанические усилия, чтобы встать. Голова болела, будто по ней всю ночь били кувалдой. Живот скручивали спазмы, а тело сковывала слабость и, казалось, оно весит не обычные семьдесят шесть килограмм, а целую тонну.

«Сколько я проспал?» – сказал мужчина вслух и включил подсветку на телефоне. – «Твою ж мать! Уже двенадцать? Я на два часа опоздал на работу!».

Андрей начал суетиться и искать по квартире чистую рубашку. Но, как назло, все рубашки оказались грязными и мятыми. Около получаса мужчина приводил вещи в порядок, а когда закончил, быстро оделся и выбежал на улицу.

Раздался щелчок магнитной двери, который сигнализировал, что она закрылась. Мужчина по привычке легонько прикоснулся к карману с ключами. Их не было.

Его охватила паника. Он начал хлопать по карманам – ничего.

Андрей начал размышлять: «Может я забыл их в дверях? Нужно проверить, но как открыть дверь подъезда без ключа, не ехать же за дубликатом на работу? Подожду пока кто-то выйдет или зайдет».

Прошло пятнадцать минут.

Дверь все так же оставалась закрытой. Андрей начал злиться: «Какой же я идиот! Теперь меня точно уволят!».

Он решил позвонить другим жильцам, чтобы попросить открыть дверь. Мужчина волновался, он почти не общался с другими жителями дома. Все же Андрей переборол себя и набрал номер соседа по этажу.

Раздались гудки.

Похоже сегодня судьба улыбалась с иронией. К трубке домофона никто не подошел. «Наверное, он на работе. Тогда нужно позвонить кому-нибудь другому» – подумал Андрей и поочередно набрал номера четырех разных квартир. Звучали гудки, но никто не отвечал.

Андрей почти отчаялся, но переступил через себя и набрал очередной номер.

Снова мерзкие продолжительные гудки, которые, казалось, для сигнала поставили приспешники сатаны, чтобы пытать всех, кто пользуется домофоном.

Гудки резко оборвались. Из динамика раздался хриплый старческий голос, который заставил Андрея подпрыгнуть от неожиданности.

-Да.

-Здравствуйте, – растерялся Андрей.

-Нет.

-Что нет?

-Нет никого дома, убирайся прочь.

Андрей был шокирован, но воспрял духом. Ответ был ужасным и должен был разозлить, но его волновало только то, что ответ был.

Это значило, что вариант с неработающим домофоном можно отбросить.

Он набрал новый номер и ему почти сразу ответили. Андрей улыбался от уха до уха, а в домофоне раздался писклявый женский голос:

-Слушаю.

-Здравствуйте, понимаете я…

-Нет!

-Что нет? Вы что все с ума посходили? Я забыл ключ и мне нужно попасть домой. Даже не домой, а в подъезд.

-Прекрасная история, но мне какое дело? – девушка неприятно растягивала гласные.

-Просто открой эту чертову дверь!

-Хорошо, – спокойно произнесла женщина и положила трубку.

«Что с этими людьми?» – подумал мужчина. Он смотрел на панель домофона несколько секунд и боролся с желанием развернутся и уйти.

Еще пятеро соседей ответили. Что только не говорил им Андрей: он называл номер своей квартиры, он умолял их открыть дверь, он даже обещал вознаграждение. Но никто так и не нажал на заветную кнопку.

Последней каплей стала шестьдесят пятая квартира. Андрей не успел поздороваться, а его уже с ног до головы облили грязью и назвали сектантом. Лицо Андрея стало красным, а вены на щеках вздулись и начали пульсировать. Он больше не мог бороться с бушующей внутри яростью и выместил ее на двери:

– Что, сволочь, рад, что скрываешь за собой всех этих недоумков, да? Неужели тебе так сложно хотя бы немного приоткрыться? Мне нужно только забрать ключ. Просто забрать гребанный ключ.

Дверь не ответила.

Андрей не выдержал. Он схватил большой камень и, неожиданно для самого себя, кинул его в дверь. Промазал. Раздался грохот разбивающегося стекла, а вместо окна, которое висело над козырьком и вело в подъезд, теперь была большая дырка.

«Вот и выход, – мужчина улыбнулся злой улыбкой, – вернее вход!».

Он залез по газовой трубе на козырек, а когда одна его нога уже была в подъезде, сзади раздался голос:

– Молодой человек, что Вы там делаете?

К нему добавился второй, еще более самоуверенный:

– Быстро слезай и иди сюда.

Андрей повернул голову и увидел двух милиционеров.

«Что делать? До окна осталось совсем немного. Можно пойти до конца и спрятаться в квартире. Я ведь ничего не нарушал, мне ничего не будет… или нарушил? Окно разбил, а кто об этом знает? Даже если знают, то можно купить новое и вопрос решен. Звонил в квартиры? Разве это не законно? Я ведь не баловался, а хотел забрать ключ…»

Милиционеры увидели неуверенность мужчины и решили его подбодрить:

– Ты что плохо слышишь? Бегом сюда! Пулей!

Андрей еще раз прокрутил в голове варианты, но решил не напрашиваться на неприятности и спустился тем же путем, которым залез.

Нога коснулась мягкой земли, возле него возникли две фигуры.

-Документы.

– Но что я сделал? – спросил Андрей пока протягивал паспорт.

Милиционер проигнорировал вопрос. Несколько секунд он смотрел на первую страницу, а затем его лицо превратилось в яростную гримасу, и он бросил на Андрея гневный взгляд.

-Ты пытаешься подкупить офицера милиции? – милиционер быстро заломил Андрею руки. – Пойдем-ка с нами.

– Что происходит? За что?

– Не дергайся, – последовал резкий ответ, а за ним тычок в бок, после которого мужчина решил не сопротивляться.

IV

Андрей с милиционерами вошел в небольшое подвальное помещение. Стены были обклеены оборванными и пожелтевшими от времени обоями, которым на вид было не меньше сорока лет. Столы и стулья были окрашены в ядовитый зеленый цвет. На потолке красовались огромные дыры, штукатурка облупилась, а воздухе витал запах сырости. Это напоминало притон, в котором в фильмах про гангстеров собираются самые безбашенные преступники.

У нас в стране это называлось по-другому – отделение милиции.

Андрея рывком усадили на стул, который располагался посередине комнаты и прямо напротив стола участкового, дерево хрустнуло, но стул выдержал.

Участковый пристально посмотрел в глаза Андрею, а после швырнул в лицо паспорт. Документ упал на пол в открытом виде, и Андрей наклонился, чтобы его поднять. Только тогда он понял, что случилось.

У многих людей есть неприкасаемый запас на черный день. Они хранят его в сейфе среди важных документов. Или под подушкой зашитыми в наволочку. Или между вырезанными страницами ветхой книги, или в герметичном пакете, который много лет дрейфует на дне туалетного бочка. В любом скрытом месте.

У Андрея был другой взгляд. Он считал, что деньги могут понадобиться в любой момент, а секунды промедления могут стоить жизни. Поэтому он всегда носил в паспорте пятьдесят долларов.

К участковому подошел один из милиционеров, которые сопровождали Андрея. Патрульный нагнулся и что-то прошептал начальнику.

Лицо участкового исказилось от ярости, стало красным, вены на лбу вздулись, и он прорычал:

-Что же ты, сволочь, думаешь, нас можно так просто купить за пять долларов?

– Но я….

– Заткнись!

– Оставьте нас! – сказал участковый милиционером.

Они тихо покинули кабинет. Как только дверь со скрипом закрылась, участковый снова посмотрел на Андрея.

-А теперь мы с тобой пообщаемся по-другому. На понятном, таким как ты, языке, – он встал и быстрыми шагами направился к стеллажу с папками.

Страх Андрея нарастал ежесекундно. Он много раз слышал, как людей избивают книгами до полусмерти, а на их теле не остается никаких следов.

Участковый взял самую большую папку и теперь медленно направился к испуганному Андрею, который от ужаса не мог пошевелиться, а только тяжело дышал. Участковый встал у него за спиной и через мгновение раздался хлопок – папка ударилась о спинку стула, на котором сидел Андрей.

От неожиданности мужчина закричал, упал на землю, сжался в комочек и закрыл голову руками. Несколько секунд он чувствовал сильную боль в затылки и только потом понял, что его не били.

Он поднял голову и увидел, что участковый уже сидит за столом. Его черты лица разгладились и прежней злобы не осталось и следа. Он улыбнулся и ласково сказал:

– Ты чего на полу лежишь, вставай, а то еще простудишься.

Андрей послушно сел обратно на стул.

– Вот, молодец, совсем другое дело. Скажи мне, что это за глупости такие? Ты зачем патрульным пять долларов предлагал?

Андрей боялся открыть рот.

– Лучше сам расскажи!

– Я не собирался ничего давать, просто…

– А они сказали, что собирался! – сквозь зубы процедил он и прежним добрым голосом продолжил. – Не волнуйся ты так. Предложил ты им взятку, ну и что? Думаешь ты первый такой?

– Я всегда в паспорте ношу пятьдесят долларов на всякий случай, – неуверенно начал Андрей

– Пятьдесят?

– Да

-Не пять, а пятьдесят?

-Да

– То есть они тебя не так поняли, и ты просто всегда носишь с собой деньги на черный день?

-Да

-Тогда я тебя поздравляю тебя! Твой черный день настал! Ты же понимаешь, все эти проволочки с переоформлениями и объяснениями – они стоят денег.

Андрей все понимал. Уже через пять минут он покинул отделение милиции беднее на пятьдесят долларов.

На улице он вдохнул полной грудью, свежий воздух наполнил легкие. Андрей заметил, что чем дальше он отходит от этого места, тем быстрее возвращается ясность мысли. «Может, отделения милиции специально устраивают в таких местах? Само окружение давит на психику, и правоохранительным органам приходится меньше напрягаться?»

Когда Андрей отошел на двести метров, то засунул руку в карман, чтобы посмотреть время на телефоне. Телефона не было.

Может забыл его дома? – подумал мужчина и не стал задавать себе лишних вопросов, потому что не оставалось сил, чтобы на них отвечать.

V

На автобусной остановке стояла толпа. С наушниками стояли два студента. Их мир был самым необычным. В нем окружающие корчились в адских муках или наоборот с блеском в глазах дарили друг другу цветы, все зависит от музыки, которая играла. Немного в стороне, небольшой группой расположились вечно недовольные бабульки. Они громко обсуждали ежедневные проблемы, которые делятся на три раздела: здоровье, политика и другие люди. Темы их разговора были разные, но смысл оставался всегда один – все плохо! Остальные люди были непримечательными и не вызывали никаких эмоций.

Андрей понимал, что опаздывает на роботу на пять часов, а телефона, чтобы позвонить и предупредить начальство, не было. Это действовало на нервы. Сейчас они напоминали многоэтажную башню на болоте, которая шатается от малейшего порыва ветра.

Сначала Андрей хотел просить позвонить, но понял, что это глупая затея. Он боялся, что люди не так поймут и придется вернуться туда, откуда он пятнадцать минут назад вышел.

Автобус не желал появляться. Ситуация начала раздражать мужчину, а то, что ему хотелось пить, только прибавляло дров в костер злости.

Раз в минуту Андрей бросал взгляд на магазин, в который не решался зайти потому, что боялся пропустить транспорт. Наконец он не выдержал, подошел к обочине и посмотрел по сторонам. Горизонт был чист, если не считать облака. Андрей развернулся и быстрыми шагами отправился в магазин.

Очереди не было, только один невысокий мужчина в коричневом пальто, который как раз обращался к продавщице:

– У вас есть синий Bond?

-Да

-А можно его посмотреть?

-Конечно, – ответила продавщица и протянула пачку сигарет

-Уууу как здесь много смол… А можно серый Bond?

-Да

-Нет, здесь мало никотина. А можно синий Monte Carlo?

Терпение Андрея плавно подходило к критической точке.

-Да, держите, – все так же вежливо ответила продавщица.

-Ой, нет, я же не люблю Monte Carlo. А можно мне Camel?

-Какой именно вам нужен?

-Можно во-он тот, – мужчина показал пальцем

-Вот этот?

-Не-ет во-о-он тот.

Терпение Андрея лопнуло, как передутый воздушный шарик. Он легонько отодвинул мужчину и сказал:

-Купишь после меня, я спешу, – после чего напрочь забыл зачем сначала собирался в магазин. – Дайте мне Kent восьмерку.

-Мужчина, сейчас не ваша очередь! – сказала продавщица.

Андрей даже не успел разозлиться, как ему в скулу врезался кулак. Удар был слабым, но он окончательно вывел его из себя. Он повернулся и увидел все того же мужчину в плаще, который злорадно улыбался.

-Понял?

-Понял! – сказал Андрей и, вложив всю ярость, ударил мужчину.

Тот сделал оборот в воздухе и с громким хлопком рухнул на пол. Злость мигом рассеялась, и Андрей нагнулся, чтобы поставить горе противника на ноги. В конце концов он ни в чем не виноват, его спровоцировали, и он защищался. Но не успел он дотронуться до мужчины, как в его плечо вцепилась, царапая ногтями, женская рука.

-Не трогай его! – визжала продавщица, нажимая тревожную кнопку одной рукой, а второй пытаясь оттащить Андрея от мужчины.

– Я хочу ему помо….

-Помогите, убивают, – закричала она в сторону открытой двери.

Андрей мигом освободился и выбежал из магазина. Ему совсем не хотелось возвращаться обратно в отделение и общаться участковым. Он понимал, что независимо от того будет правда на его стороне или нет, ему все равно придется распрощаться с немалой суммой денег.

Как только Андрей сделал шаг за порог, как увидел пустую остановку и отъезжающий автобус. Громко матерясь, он побежал навстречу, но краем глаза заметил заворачивающую машину частной охраны. Она заставила его быстро поменять направление и со скоростью, стремящейся к скорости звука, рвануть в обратном направлении.

Он побежал через кусты. Холодные ветки царапали кожу, но он прикрывал лицо руками и продолжал бежать. Перед мужчиной появился высокий бетонный забор. Вместо того, чтобы остановиться, мужчина его перепрыгнул, спасибо страху.

VI

Уставший, с множеством жгучих царапин, в порванной одежде, он сидел на бордюре и улыбался.

Он чувствовал себя травинкой в бескрайнем поле, которую треплет ветер. У него не оставалось сил чувствовать себя плохо. Он просто сидел и радовался, что сидит.

Он был выжат физически и морально. Он чувствовал себя опустевшим пакетиком сока из которой только что выпили последнюю каплю. Андрей несколько минут смотрел в пустоту, пока его взгляд не приковало что-то знакомое.

Он присмотрелся и увидел мусорные контейнеры вдалеке, а через мгновение заметил разбитое зеркало. Образы захлестнули сознание. Вот в воздухе летит бутылка, раздается грохот стекла, а теперь он увидел испуганное лицо бабки и услышал: “Ты же проклят!”

«Нет, нет, нет. Это бред. Все это бред! – Андрей замахал руками перед лицом стремясь развеять наваждение. – Это ерунда для суеверных!»

Мужчина еще с минуту смотрел на мусорные контейнеры, а затем улыбнулся и перевел взгляд на двор: «Зато я возле дома, – после этой мысли улыбка сползла с его лица. – Что изменилось за последние два часа? Мне в любом случае все еще нужно на работу, если не работать, то хотя бы за запасными ключами.»

Подняться с бордюра было не так легко, а когда все же удалось, то Андрей с трудом поборол искушение сесть обратно. Через пару минут он уже шел к почтовому отделению.

VII

Запыхавшийся он рывком открыл дверь и, не сбавляя темп, направился к окну кассира.

Было душно, а воздух будто был пропитан ветхостью. Это место казалось древним и ощущения усиливали огромные потолки украшенные резьбой, старые кабинки с нацарапанными на стеклах словами и телефоны, повидавшие не одно поколение звонящих.

Андрей заглянул в окошко и увидел тучную женщину, занятую раскладыванием пасьянса. Он неосознанно напрягся. Обычно встречи с такими людьми заканчивались ссорой и плохим настроением. Андрей уже собрался прокашляться и подготовиться к словесной перепалке, но женщина его заметила. Она свернула пасьянс и широко улыбнулась. К такому Андрей не был готов, он растерялся и на мгновение забыл зачем пришел.

Женщина заметила его смятение и решила помочь. Похоже она встречала психов и похлеще.

-Наверное, Вы хотите куда-то позвонить?

– Я.. Да… Наверное, – мужчина замялся, – мне бы такси вызвать…прямо сюда.

Женщина широко улыбнулась и Андрею она показалась на удивление привлекательной. На удивление потому, что ему никогда не нравились полные женщины. Они скорее вызывали у него отвращение. Сегодня странный день.

-Проходите в любую кабинку, номер найдете на стенде. Оплата после звонка.

Андрей вежливо кивнул и направился в сторону кабинок, но не успел сделать и пары шагов, как сзади раздался голос женщины:

-Мужчина…

Он повернулся и вопросительно посмотрел на женщину.

-Знаете, а давайте я сама вызову Вам такси, – женщина замялась, – Вам так будет легче, а мне… Мне приятно помочь.

Андрей кивнул.

VIII

В такси его накрыла волна облегчения. Значит история с проклятьем – выдумка. Иначе не стала бы мне помогать та женщина. Более того, она оказалась милой и ничего не попросила взамен. Завтра же принесу ей коробку конфет, а потом возможно позову ее гулять, а потом….

Всю дорогу Андрей думал только о ней. О ее прическе, губах, голосе и прекрасном характере.

-Приехали.

-Что?

-Проваливай!

Андрей посмотрел на агрессивного таксиста, но решил не связываться: «Человек устал на работе, с кем не бывает? К тому же я опаздываю…».

Только раздался хлопок закрывающейся двери, машина сорвалась с места и умчалась прочь, обрызгав Андрея грязной водой с ног до головы.

Несколько секунд мужчина смотрел вслед уезжающему таксисту, представляя различные варианты расправы, а когда ему это надоело, он меланхолично направился в сторону проходной.

Еще на подходе он начал подозревать, что здесь что-то не так. Обычно двери были открыты, а возле входа толпились люди. Сейчас все было наоборот. Дверь закрыта, а вокруг пусто.

Мужчина подошел к двери и дернул ее на себя, но она не двинулась с места.

Андрей с надеждой подумал, что поменяли петли и толкнул от себя. Снова ничего.

Он начал искать объявления, которые смогут объяснить происходящее, но ничего не нашел. Тогда он пошел на крайние меры и постучал.

Появился охранник, который сперва оценил мужчину на предмет угрозы, а затем, не обнаружив в нем потенциального преступника, указал на Андрея пальцем, погрозил кулаком и ушел.

Мужчина ничего не понимал. Он провел взглядом по двери и остановился на единственной бумажке, которая была приклеена к стеклу. Это был график работы. Андрей тщательно его изучил и вслух спросил:

-Неужели уже больше десяти вечера? Вряд ли, – Андрей увидел мужчину, который проходил неподалеку. – Простите, не подскажите который час?

Мужчина проигнорировал вопрос и пошел дальше.

Андрей подумал, что тот не услышал, и подошел к следующему человеку. Еще трое его проигнорировали.

Если бы пятый человек ему не ответил, то он бы об этом сильно пожалел, Андрей еле сдерживался. Похоже, последняя женщина обратила внимание, что мужчина не в себе, и все же ответила.

Было шестнадцать тридцать. Немного полегчало, но эти знания не давали ответ на вопрос: «Почему здание закрыто?».

Андрей сел на ступеньки и просидел так около десяти минут, потом вскочил и ударил по ближайшему столбу.

-Твою мать! – мужчина сел обратно на ступеньки и схватился за голову. – Сегодня воскресенье – выходной! Я мог спать до обеда, а потом весь день нежиться в теплой кроватке! Я же не настолько тупой? Хотя… – мужчина провел ладонью по затылку, – разве что это не совпадение… Может все это правда и я проклят?

Он тряхнул головой и твердо решил, что все это череда обычных случайностей, а день обычная черная полоса. Такое случается с каждым, с кем-то больше, с кем-то меньше.

Но в глубине головы, на уровне интуиции, у него проснулось едва заметные сомнения: «Что если это правда?»

Меньше минуты потребовалось мужчине, чтобы закидать сомнения, добротным слоем скептицизма. Сейчас у него были дела поважнее. Ему еще нужно попасть домой.

Андрей вернулся к двери, которая вела на проходную. Он постучал и дождался охранника. Тот появился с недовольным выражением лица. Похоже, мужчина отвлекал его от чего-то невероятно важного. У Андрея на этот счет было всего две версии: сладкий сон или новый кроссворд.

-Снова здравствуйте, я здесь работаю и мне нужно забрать кое-какие личные вещи из шкафчика. Это отнимет не больше минуты, а потом я уйду. Ага?

Охранник жестом показал, что ничего не слышит, и мужчина повторил громче:

-Я здесь работаю. Мне нужно забрать личные вещи.

Охранник показал тот же жест. Андрей не выдержал и закричал на всю улицу:

-Я хочу забрать вещи!

Охранник подошел к двери, медленно ее открыл, а затем просунул голову в отверстие:

-Что Вам нужно?

-Мне ну…

-Да-да, именно Вам. Что вам нужно?

-Забрать вещи…

-Какие такие вещи?

-Личные! – Андрей накрывало одеяло злости.

-Какие еще личные вещи? Мужчина, вы вообще кто и что вам нужно?

-Я здесь работаю и мне из личного шкафчика нужно забрать не менее личные вещи для личного пользования! – Андрей процедил это сквозь зубы. На каждом слове он делал ударение и с трудом сдерживал кипящую ярость.

– Не положено, – сказал охранник и закрыл дверь.

Андрей покраснел. Он уже думал, что сейчас потеряет над собой контроль и ударит старика, но все обошлось.

Весь день он мог лежать в кровати, дома, а теперь, после дня невероятных приключений, которые, опять же, стали последствиями его глупостью, он вынужден стоять перед закрытой дверью.

Андрей достал кошелек и пересчитал деньги. Он всегда носил с собой гривны, рубли и доллары. Сейчас он решил использовать последние.

Один только вид зеленых бумажек внушает необъяснимый трепет и желание подружиться с их владельцем. Это именно то, что нужно.

Андрей достал из кошелька пятидолларовую купюру, с удовольствием вдохнул ее приятный запах, а затем сложил ее пополам и положил в правый задний карман штанов. Затем он отсчитал семь однодолларовых купюр и положил их, не складывая, в левый задний карман.

Мужчина снова постучал в дверь. Опять появился охранник, но в этот раз Андрей не растерялся. Он улыбнулся самой широкой улыбкой, на которую только был способен, и подозвал охранника к себе. Тот снова просунулся в щель между дверью, а Андрей подал в приветственном жесте кисть. Маневр удался. Неожиданность повергла старика в шок и он пожал Андрею руку.

«Лед тронулся. Поехали» – подумал Андрей и начал говорить.

-Мы с вами не совсем правильно начали разговор, меня зовут Андрей, я работаю в этой фирме прорабом.

-Очень приятно, но, понимаете, ничего не могу сделать. Инструкции…

Пока охранник говорил, Андрей прочитал имя на его бейджике.

-Александр, конечно, я вас понимаю, но может этот мужчина сможет нам помочь?

Новый шок. Охранник не понимал, откуда этот парень знает его имя и о каком мужчине речь. Пока охранник размышлял, Андрей опять воспользовался ситуацией. Он вытащил пятидолларовую купюру, медленно ее распрямил и вложил в руку охранника.

Тот покрутил ее в руке, посмотрел на нее под солнечным светом и только потом протянул Андрею обратно.

-Прости, не могу, инструкции….

-Конечно-конечно, я все понимаю, – слащавым голосом ответил Андрей и вложил еще одну купюру, которую достал из левого кармана.

Охранник не хотел соглашаться. Андрей достал из кармана еще одну купюру и повторил процедуру, потом еще одну и еще.

Он вкладывал охраннику деньги до тех пор, пока у него в кармане не осталось две купюры. В это время охранник уже держал десять долларов. Он все еще не соглашался, хотя все уже давно решил. Старик просто ждал, что Андрей даст еще денег. Не сработало.

Андрей пристально посмотрел ему в глаза и протягивая руку, чтобы забрать деньги:

-Хорошо, тогда я приду завтра. Мне не срочно, – он сделал небольшую паузу, – а жаль, я ведь знаю, какие у вас маленькие зарплаты и хотел помочь скорее вам, чем себе.

После этих слов он начал медленно вытягивать деньги из руки охранника. Тот испугался и посмотрел сначала на деньги, а потом на Андрея.

-Ладно, ладно…Помогу, что ж я зверь какой-то. Идем.

Охранник быстро выхватил деньги у Андрея и положил их во внутренний карман куртки.

«Вот что значит быть строителем на самом деле. Тут без умения давать взятки далеко не уплывешь, а у меня это получается хорошо». – самодовольно подумал Андрей пока шел за охранником.

-Давай пропуск.

На проходной охранник начал чувствовал себя, как червяк на удочке – самоуверенно и сомневаясь в существовании проблемы. Андрей же наоборот растерялся.

-Какой пропуск?

– Ну как какой? Вы же сотрудник? Значит у Вас есть пропуск! У Вас же есть пропуск?

-Да…

-Отлично, давайте его сюда.

-Понимаете он у меня… дома… – промямлил Андрей

-Понимаю, так идите за ним домой, а потом возвращайтесь.

-Но… мы же договорились… Я же денег дал.

-Какие деньги? Ничего такого не помню! – охранник изобразил удивление и повеселел.

«А вот и вторая сторона работы строителя, – с грустью подумал Андрей, – в любой момент могут кинуть».

Сил нервничать у мужчины не осталось. Он просто поплелся домой.

Его скептицизм потихоньку начал давать трещину: «Чем я провинился перед высшими силами? Я всегда был неплохим парнем, так за что мне выпал такой плохой день? Все катиться вниз, а угол становится только больше. Неужели я действительно обречен на семь лет неудач? Бред! Это как с зеброй, отсчет начинается с головы, а потом полоски приводят к… хвосту. Но потом все снова возобновляется и после черно-белых полосок опять наступает голова».

Мужчина немного повеселел. Он вышел на улицу и почувствовал запах озона. Хорошее настроение быстро растеклось по асфальту.

Он поднял голову и увидел, как небо, которое еще пятнадцать минут назад было ясным, теперь полностью затянуто тучами. На улице стало холодно. Андрей поежился и посмотрел на свою легкую рубашку и брюки. Не лучшая одежда на случай дождя.

-Все равно я уверен, что это просто плохой день. Черная полоса. Жопа. Неважно, – сказал он шепотом и сделал шаг, глядя на небо.

Мгновение спустя Андрей уже отряхивался, после быстрого спуска по ступеням. Иногда нужно смотреть под ноги.

Плечо отдавало резкой болью, и мужчина надеялся, что это просто ушиб.

«Как бы черная полоса не затянулась» – подумал мужчина и отправился на остановку.

Сомнения разрастались.

IX

Остановка оказалось открытой. Никакого навеса, только знак, который указывал, что здесь ходят автобусы. Небо полностью затянули грозовые тучи, а город погрузился в полумрак.

Когда Андрей подошел к остановке, уже мелодично моросил дождь, который монотонно разбивался об листья деревьев, асфальт и крыши домов. Звук каждой капли был уникальным и вместе с завыванием ветра он превращался в завораживающую музыку природы, которую мог услышать любой желающий, но слышал далеко не каждый.

Андрей обхватил себя руками и, съежившись, встал под одиноким деревом. Он слышал музыку природы, но для него там играли другие ноты. Совсем не романтические.

Дождь был слабым, но уже успел полностью промочить рубашку, а ветер, казалось, продувал его насквозь и несся дальше, не сбавляя темп.

Погода была не из лучших, а Андрей, который дрожал от холода, смиренно ждал, когда подъедет автобус. Он мечтал, как зайдет в теплый салон, сядет на мягкое кресло и выглянет в окно, тум будет путь домой, который оставит все приключения позади. Потом он окажется в уютной квартире, нальет стаканчик коньяка, включит компьютер и навсегда забудет невзгоды сегодняшнего дня…

Автобуса не было, а вдобавок к дождю на город начал спускаться туман.

У Андрея начался насморк. Пока он шмыгал носом, то придумал способ, который поможет скоротать время: начал считать минуты. Сначала это добавляло мотивации: «Двенадцать…Сейчас точно будет. Тринадцать, неудачное число, сейчас не приедет, но на четырнадцать сто процентов…».

После тридцать семи мужчина окончательно потерял надежду. Он уже собрался идти пешком, когда увидел в тумане свет фар. Настроение скакнуло вверх до высоты Эвереста. Он почувствовал себя мертвецом, который вернулся из мира мертвых.

Андрей начал кричать, прыгать на месте и махать руками. Он это делал не только от радости, но и чтобы водитель не подумал, что остановка пустая и не проехал мимо.

Из тумана появился не автобус, а легковая машина. Ее водитель от удивления открыл рот и еще сильнее вдавил педаль газа. Он подумал, что тут точно какой-то подвох. Не будет нормальный человек стоять в легкой одежде под проливным дождем в такой холод и весело махать проезжающим. Точно псих!

Только когда водитель отъехал на приличное расстояние, он позволил себе взглянуть в зеркала заднего вида. Там был туман и больше ничего. Он с облегчение вздохнул.

Андрей же остался стоять. Мокрый и злой. Он возненавидел погоду, людей и самого себя.

Маленькая ошибка привела к “невероятно веселому дню». Если бы он утром посмотрел в календарь, то остался бы дома, спокойно смотрел какой-нибудь унылый сериал и поднимал себе настроение кофе с каплей коньяка. Жизнь несправедлива и не прощает ошибок.

Дождь начал понемногу затихать, постепенно превратившись в слабую морось. Андрей утратил надежду и решил пойти домой пешком. Девять километров не такое уж большое расстояние. «Не больше трех часов пути» – подумал он и дрожа от холода пошел вдоль дороги.

Он не прошел и сотни метров, когда мимо него с громким свистом промчался автобус.

Андрей начал злиться, но его быстро остудили: автобус наехал на лужу. Двухметровая волна дождевой воды с грязью накрыла мужчину с головой.

Маленькое цунами повалило Андрея на землю. Автобус уже скрылся в тумане, когда он встал. До мужчины доносился только удаляющийся скрежет металла.

Андрей сжимал кулаки и пытался успокоиться. Он мог бы порвать кожу на руках, но увидел трех цыганок, которые стояли по ту сторону дороги. Они прятались от дождя под козырьком и, похоже, боялись намочить свои яркие одежды.

Андрей был суеверным только в детстве. С того времени многое изменилось. Теперь его вера в сверхъестественное была похоронена под толстым слоем скептицизма, который защищала броня цинизма. Раньше он думал, что вскрыть его защиту нереально.

У мира свое представление о том, что возможно, а что нет. Сегодняшний день стал экскаватором, который раскопал его веру в чудеса меньше, чем за шесть часов.

Андрей стал слегка параноиком. Прежде, чем перейти дорогу, он долго смотрел сначала в одну, а потом в другую сторону. Когда он убедился, что машин нет, то быстро перебежал на другую сторону, не обращая внимания на лужи.

Мысленно поблагодарил небеса, что переправился через дорогу без происшествий и подошел к цыганкам. Они начали с любопытством его изучать. Он почувствовал себя диковинной игрушкой в руках глупого ребенка.

В нем снова проснулся скептик.

«Что я себе там намудрил? Просто неудачный день с парочкой совпадений. Бывает. Зря я подошел, но раз уж я здесь, то стоит досмотреть спектакль до конца. Давно не был в театре».

-Здравствуйте, дамы, – тон он выбрал деликатный, который, в прочем, никак не вязался с его внешностью.

Инициатива и интонация шокировали цыганок. Они не сразу нашли, что ответить. Быстрее всех в себя пришла самая старшая:

-Привет, коль не шутишь.

-А вы умеете гадать? – Андрей начал волноваться и опустил глаза.

Раздался хохот.

-Моя прабабка умела, мать умела, и я тоже умею.

Ответила все так же женщина. Андрей снова засомневался: “Может не стоило подходить?” Он уже начал думать, что лучше уйти, но почему-то решил остаться. Может его убедила новообретенная вера в проклятье, а может простое любопытство.

Он считал, что все цыгане мошенники, а сейчас у него появилась возможность в этом окончательно убедиться.

-Погадайте мне.

Цыганки оживились и создали имитированный круг, в который втянули Андрея. Младшие начали танцевать и нашептывать, а старшая схватила руку Андрея. Пару секунд она смотрела ему в глаза, а затем внезапно выпустила руку, изобразив испуг. Она начала говорить грудным голосом растягивая буквы:

-Нельзя тебе так просто гадать, аура у тебя черная. Нужно вещь ценную между пальцев зажать, только тогда можно гадать. Чем ценнее будет вещь, тем правдивее будет пророчество.

Андрей улыбался злой улыбкой и еле сдерживался, чтобы не рассмеяться. У него в голове звучало всего одно слово: “Аферистки”. На мгновение он захотел уйти, но снова решил досмотреть представление до конца.

Он благоразумно повернулся спиной и начал доставать кошелек, но когда заметил, что все три женщины смотрят через плечо, убрал руку от кармана. Ему совсем не хотелось, чтобы они знали, где у него кошелек и сколько у него денег.

Он решил разыграть свой спектакль.

Он принял растерянное выражение лица и начал хлопать по всем карманам. Затем посмотрел в глаза главной и изобразил растерянность:

-Я, кажется, потерял деньги…

Цыганка снова улыбнулась своей широкой улыбкой и заботливо спросила:

-Неужто прямо все?

-Ага. Прямо все.

Это было настолько убедительно, что он начал думать, что в молодости совершил ошибку. Нужно было идти в театральное, вместо работы на стройке. Сейчас был бы известным актером, а не одиноким прорабом.

-Даже те, которые выглядывают у тебя из заднего кармана, – заметила одна из младших с высоким голосом.

Андрей сначала не понял, о чем речь, а потом вспомнил, что у него после охранника осталось два доллара. Чертыхаясь он достал из кармана доллар, затем повернулся к внимательной цыганке, попытался изобразить вежливость и поблагодарил ее.

После этого он зажал доллар между указательным и средним пальцем и обратился к старшей:

-Ну что, приступим?

-Нет, так не получиться. Нужно чтобы все пальцы касались. Вот так, – она пропустила купюру между всеми пальцами, а затем развернула руку ладонью кверху. Она посмотрела сначала на купюру, а потом мужчине в глаза, – Так тоже не получиться. У тебя слишком темная аура. Одна купюра должна быть и у меня в руке.

Пути назад не было. Не без усилий Андрей достал из заднего кармана еще один доллар и протянул цыганке. Та быстро взяла его, но вопреки ожиданиям Андрея, она не спрятала купюру в карман, а оставила в руке.

«Красивый, а главное хорошо продуманный, спектакль! – подумал про себя мужчина и ухмыльнулся. – Все равно после сеанса я заберу деньги обратно».

-Начнем, – сказала старшая.

Две другие снова начали танцевать и шептать, а главная закрыла глаза и начала напевать грудным голосом:

-Ам-м-м-м—Ом-м-м-м—Ам-м-м-м.

Иногда она говорила слова на непонятном языке. Андрей был уверен, что это цыганский, и так она дает команды напарницам.

Старшая открыла глаза и начала бегло водить пальцем по ладони мужчины.

– Красиво поставлено! – думал Андрей и улыбался. – Ради такого и доллара не жалко.

Внезапно цыганка отдернула руку. Быстрым движением она вложила в ладонь Андрея доллар, который был у нее, а затем отбежала к младшим. Она начала что-то рассказывать, ее интонация становилась громче, а голос все более испуганным. Андрей не мог разобрать слов, но он и не сильно хотел. Он просто наслаждался. Ему это казалось забавным, а не зловещим, потому что он был уверен, что это часть плана.

-Ну так что там? Что вы мне нагадали? Вила на Карибах, жена красавица и миллион долларов в Швейцарском банке?

Цыганки не обращали на него внимания.

Старшая что-то выкрикнула, после чего младшие с ужасом посмотрели на Андрея, но быстро отвели взгляд. Вскоре все трое тараторили на неизвестном языке и постоянно перебивали друг друга. Закончилось тем, что они вышли под дождь из под навеса и начали уходить. Быстро уходить.

Андрей посмотрел два доллара, которые лежали в его руке и сделал шаг в сторону цыганок:

-Прекрасные дамы, вы мне скажите, что нагадали или мне нужно угадать, чтобы не злить духов?

Как только цыганки увидели, что к ним приближается Андрей, то приподняли юбки и перешли на бег. Мужчина сделал еще несколько шагов и остановился. Он с удивлением смотрел, как три цыганки спотыкаясь забежали за угол одного из домов.

Андрей остался один под дождем. Мокрый, уставший и шокированный тем, что произошло секунду назад. У него в голове был всего один вопрос: «Что делать?», все остальное пространство мозга занимали навязчивые мысли.

Мужчина поплыл по лужам. Он был не гордым фрегатом, а измученным приведением.

Район понемногу стал знакомым и Андрей начал обретать человеческие черты.

X

Тук-тук. Тук-тук-тук. Тук-тук. По подъезду разнесся грохот от ударов мощного кулака Андрея в деревянную дверь, которая была украшена резьбой.

По квартире разнесся звук шагов, раздалось недовольное бурчание:

-Кто там тарабанит?

-Вадимка?

За дверью раздался глухой удар, будто кто-то ударился головой об стену. И наступила тишина.

Андрей держался ровно сорок две секунды. Он считал. Потом мужчина изобразил самое серьезное выражение лица на которое был способен и заговорил серьезным голосом:

-Вадим Юрьевич, что с вами?

Дверь медленно открылась. Появился высокий, но тощий мужчина в трусах. Он был настолько напряжен, что, казалось, в нем бушует энергия, как в эпицентре ядерного взрыва. У него была натянутая улыбка и подергивалось веко, но Андрей ничего этого не заметил. Он только обратил внимание на то, что у его друга стал интеллигентный вид. Даже слишком интеллигентный.

Из размышлений его вывел сильный приступ кашля. Только тогда Вадим немного остыл и слегка подобрел. Уже не эпицентр, но взрывная волна.

-Андрей, что с тобой? – сказал Вадим коснулся плеча мужчины.

Андрей не смог ответить, только согнулся пополам, не в силах остановить кашель.

-Ты же насквозь мокрый. Заходи скорее, – Вадим и взял друга под руку и завел к себе, но сделал это без энтузиазма.

Квартира была исполнена классическом стиле и состояла из двух этажей, которые соединяла украшенная фресками винтовая лестница. Все было выполнено в темно-коричневых тонах и только паркет был светлого оттенка.

Наверное, чтобы после «вечернего колпака» (английская традиция выпивать пятьдесят грамм джина перед сном) можно было добраться из гостиной в спальню и отличить стены от пола. Не хватало только указателей, которые направляли бы в спальню, а то мало-ли.

Вадим положил Андрея в гостиной. Тот мгновенно уснул. Он не слышал, как у его друга зазвонил телефон и как тот изливал свои чувства. Андрей не слышал историю про «туповатого строителя», который ворвался в его дом. Он был не в курсе сожалений Вадима, который рассказывал в трубку, что не понимает, как мог дружить с быдлом. Андрей спал и это было единственное хорошее, что с ним сегодня произошло.

XI

Андрей проснулся. Бежевые шторы были аккуратно подвязаны, а за окном темно.

Он схватился за горло, чтобы согреть его и уменьшить боль. Ощущение было такое, будто выпил бокал кислоты. Мужчина с трудом дышал и не мог даже думать о том, чтобы глотать. Иногда появлялся мотивирующий кашель, который показывал, что все было не так уж и плохо. Во время приступов Андрей забывал, как думать и начал боятся, что выплюнет легкие. Обошлось.

Но одна мысль его грела настолько сильно, что он нашел в себе силы встать: «Вадим не забыл нашу дружбу».

На подкашивающихся ногах Андрей отправился искать спасителя. Он обошел все комнаты и нашел его только в последней – на кухне.

Кухня была великолепна. Плита была стилизована под камин, холодильник под часы с кукушкой, а микроволновка была похожа на что угодно, кроме самой себя.

Кое-что выбивалось из окружения. Огромные наушники на голове у Вадима явно были лишними и не вязались с местом, сделанным под 17 век. Еще большим непотребством был только рэп, который разносился из них по всей кухне.

Потом Андрей понял, что есть еще странные вещи. Вадим и сам не совсем соответствовал этому месту. Он был одет в черные брюки, белую рубашку с золотыми запонками и передник с диснеевской русалочкой.

Андрей подумал, что для полного абсурда ему не хватает галстука со спанч бобом и туфлей, как у джинов. Мужчина даже забыл про адскую боль в горле и стал наблюдать, как плачет интеллигентный Вадим, который профессиональными движениями нарезает лук.

«Наверное, увидел меня, ностальгия ударила в голову, вспомнил школьные годы и расплакался. Потом, наверное, вспомнил, что мужики не плачут и стал резать лук, чтобы во всем обвинить его». – Андрей улыбнулся и разразился кашлем.

Вадим дернулся и резко повернулся:

-А, Андрей, это ты, – Вадим изобразил убогую пародию на теплую улыбку, но Андрей был слишком рад увидеть старого друга, что не усомнился в ее искренности.

-Присаживайся, можешь сделать себя чая, – добавил Вадим и сразу потерял интерес к мужчине. Он продолжил казнь ни в чем не повиновного лука.

-Вадим… – прохрипел Андрей – горло… болит… У тебя есть лекарства?

Вадим сделал вид, что не слышит. Он, пританцовывая под речитатив, приступил к расчленению следующей луковицы.

-Вадим…

«Наверное, не слышит» – подумал Андрей и с вымученной, но искренней улыбкой положил руку на плечо мужчине.

-Вадимка…

Когда рука коснулась рубашки, Вадим дернулся так, словно ему на плечо положили раскаленный утюг. Он рывком снял наушники и закричал:

-Руку убери! Я занят! – в его глазах отражалась ярости и презрения, но он быстро смягчился и, приложив огромные усилия, снова изобразил теплую улыбку. – Прости, дружище. Работа изматывает, нервишки шалят. Посиди пока, попей горячего чая, чтобы упокоить горло. Сейчас я закончу и пойдем посмотрим, что у меня есть в аптечке, хорошо?

-Конечно! Прости что отвлек… – сказал Андрей и улыбнулся. Он чувствовал себя виноватым и верил в искренность друга. Он даже не заметил, что тот упомянул про горло, о котором, по идее, не слышал.

В это время Вадим проклинал себя за тот миг, когда позволил слабину и впустил его, вместо того, чтобы вызвать милицию.

XII

Через час мужчины сидели в гостиной. Рядом был горящий камин, а на столе расположилась тарелка луковых крекеров, которые Вадим приготовил сам и коньяк, который чистосердечно предоставил он же.

Коньяк открывался с надеждой, что его «друг» быстро опьянеет и уснет. Поэтому его пил только Андрей, Вадим поставил свой ингалятор сразу после тоста: «За дружбу, которая прошла испытание годами!». После этого он его не трогал. Более того, даже во время тоста он не выпил, а только прикоснулся губами к бокалу.

Андрей же, наоборот, пил и ел за них двоих. За десять минут он истребил все крекеры и выпил триста грамм конька. Но ожидания Вадима не оправдались, мужчина оставался голодным и трезвым.

-Вадимка, я ведь совсем забыл поблагодарить за дом и лекарства.

-Ага, – не отрываясь от ноутбука ответил Вадим.

-Я даже не знаю, что со мной могло бы случиться. Может я и домой не смог бы попасть. Тогда после ночи под дождем мне бы настала хана. Привет, воспаление легких. Ты даже не представляешь, что у меня сегодня за день!

-Ага.

Алкоголь начал действовать и в Андрее проснулся ребенок, который верит в сказки. Даже если эти сказки слишком мрачные.

-Я проклят!

Вадим перевел взгляд с монитора на Андрея, на его лице появилась презрительная улыбка.

-Проклят, говоришь?

-Да-да, семь лет несчастий!

-Ого! Даже так? Бедняжка, – Вадим патетически взялся за голову. – А ты к ворожкам ходил? Говорят, они эксперты в таких делах! Щелкнут пальцами и проклятья как небывало.

-Та даже не представляешь…

-Ой как представляю, – с энтузиазмом перебил его Вадим, – но я знаю, что нужно делать!

-Правда? – лицо Андрея вытянулось от удивления.

-Конечно! Раз уж ты мой друг, то тебе расскажу совершенно бесплатно.

Андрей сел поудобнее и начал слушать Вадима с таким интересом, что едва не забыл, что иногда нужно дышать.

-Через три этажа, прямо надо мной, живет женщина. Поговаривают, что ее бабка была ведьмой, а этот дар передался ей. Она единственная, кто может тебя спасти!

-Она, наверное, худая, страшная и сморщенная, – пошутил мужчина, чтобы сбросить напряжение. В нем снова проснулся взрослый и циничный Андрей.

-Все, кроме первого, на ней магия оставила другой отпечаток, – Вадим улыбнулся и сделал глоток коньяка.

XIII

Андрей стоял перед ветхой дверью, которая была оббита кожей, а из дыр торчали куски ваты. Похоже, у человека, который жил за ней, либо не было сил, чтобы что-то менять, либо денег.

Андрей держал палец у звонка и никак не решался его нажать. «Что если все это были обычные совпадения и есть не проклятье, а хорошее воображение? – Андрей размышлял. – Дверь откроет старая, пропахшая кошачьей мочой бабка, а мне придется войти. Я окажусь в квартире, которая заросла паутиной, буду слушать кряхтение и жалобы на радикулит. А после придется терпеть прикосновение немытых рук, слушать хриплый голос и отрепетированные речи в духе: «Взываю к духам предков, предки, придите! Предки, вы здесь? Пре-дки, ау». Потом бабка превратится в чревовещателя-неудачника, а в конце мне за это еще и заплатить придется. Ну уж нет. Игра не стоит батареек! Мне хватило цыганок»

Андрей убрал палец от звонка и громко вздохнул: «А если я действительно проклят и только она может помочь?»

Мужчина зажмурился и с силой вдавил звонок. За дверью раздались шаги, а затем приятный женский голос сказал: «Иду-иду».

Дверь распахнулась, и Андрей замер от удивления. Перед ним стояла та самая женщина с почты в длинном вечернем халате. Она смутилась и покраснела, как и Андрей.

Почти минуту они молча смотрели друг другу в глаза и улыбались. Андрей думал, что она необыкновенная. Она отличается от всех девушек, которые нравятся мужчине, но этим она казалась только привлекательнее остальных.

Раньше Андрею нравились худые стервы, а эта женщина – добродушная толстушка. Странно.

Мужчина задумался о том, что раньше привлекательными считались полные женщины. Если бы мода не изменилась, то его новая знакомая стала бы мисс вселенной, а ему бы не было стыдно за свои чувства.

-Вы пришли ко мне? – спросила она, теребя браслет на левой руке

-Да, – Андрей наконец пришел в себя, – кстати, как Вас зовут? Мы не познакомились.

-Арина. А Вас?

– Меня Андрей, очень приятно.

– Андрей, Вы мной следили, как вы узнали где я живу? – женщина игриво улыбнулась, а мужчина вспомнил, зачем он пришел. Он решил позаигрывать с ней завтра, а сейчас дела.

-Вы ведьма?

Девушка помрачнела.

-Да. Вы ко мне по этому поводу?

-Да.

-Проходи, – жизнерадостное лицо превратилось в камень и перестало выражать эмоции. Даже взгляд стал пустым, – можешь не разуваться.

Жуткие опасения не оправдались. Это был не склеп, а с потолка не свисали освежеванные тушки кроликов, повешенные мыши и человеческие черепа. Не было пыльных дюн и разбросанных всюду темных гримуаров из человеческой кожи. Квартира была светлая и ухоженная.

Андрей с Ариной прошли на кухню.

Женщина жестом указала Андрею сесть. Мужчина огляделся и в очередной раз разочаровался. На плите не кипел котел с ритуальным варевом зеленого цвета. Ни что не указывало на то, что она принадлежит ведьме. Даже обидно.

Арина села напротив Андрея и скрестила руки на груди.

-Итак.

-Да?

-Что да? Зачем пришел? Сделать любовный приворот? Если так, то предупреждаю: в случае беременности ребенок умрет. Может наслать порчу на шефа? Тогда насколько сильная она должна быть? Можно понос, а можно и импотенцию. Другое? Только говорю сразу: геморрой не лечу – это к проктологу.

-У меня проблема…

-Да ладно? Честно? Ну ничего себе! А у кого сейчас нет проблем? – перебила она

Андрею испытывал двойственные чувства. Ее отношение раздражало, но от этого она начала нравиться ему еще больше.

-Мне кажется я проклят, теперь я неудачник!

-Дай угадаю: черная кошка перебежала дорогу или ты разбил огромное зеркало, или прошел под скрещенным столбом? Может у тебя всю жизнь дома хранилась китайская роза, горшок которой был украшен злобным камнем Александритом, а потом тебе кто-то сказал, что это плохо и приносит неудачу? Да?

-Второе. Я разбил зеркало.

Ответ Андрея был резким, и он заставил Арину сбросить обороты.

-Вы это серьезно?

-Похоже, что я шучу?

-Нет…Хорошо давайте посмотрим.

Она встала и начала перебирать пузырьки. В шкафчике над плиткой их было бесконечное множество.

-Вот выпейте половину этого, – она протянула ему двадцати граммовую бутылочку с зеленой жидкостью.

-Как раз то, что заказывал! – Андрей улыбнулся: «Вот и зеленое варево, которое я так мечтал увидеть. Жаль не кипит». Мужчина не спешил пить, но когда Арина протянула следующий пузырек, то он все же решился.

-Полностью вот это.

Пузырек был с прозрачной жидкостью и пугал не так сильно. Андрей представил, что это водка. Противно, но обладает целебными свойствами!

-Осталось зелье Мандрагоры, – Арина протянула ложку на которой было две капли красной жидкости похожей на кровь.

Андрей сделал глоток. Эта штука оказалась самой мерзкой, как внешне, так и на вкус. На секунду мир перед глазами мужчины затянула пелена.

Он испугался и зажмурился. В этот момент в затылке кольнуло, он открыл глаза и понял, что все пришло в норму, а в руках у Арины был какой-то волос. Похоже это был его волос.

Женщина бросила его в пузырек зеленой жидкостью, которую Андрей пил первой и начала добавлять зелья из других пузырьков. Потом она прочитала заклинания на непонятном языке, Андрей решил, что это латынь. Наконец, когда все приготовления были сделаны, женщина залпом выпила все содержимое пузырька. Андрей скривился, но мысленно пожелал приятного аппетита.

Пузырек упал на пол, но не разбился, а Арина начала падать назад.

К счастью, она села возле стены и ее падение было не долгим. Ее обмякшее тело немного сползло под стол, но остальная его часть осталось лежать на холодной поверхности обоев.

Андрей понял, что мир начал плавать и тускнеть. Все вокруг казалось каким-то нереальным и черно-белым, а воздух стал тягучим, как желе. Мужчина попытался встать и в этот момент по телу Арины будто прошел электрический разряд: она дернулась, а потом резко распрямилось и открыла глаза.

Андрей осел обратно на стул и с ужасом посмотрел на женщину. Воздух вокруг нее будто сгустился и стал темнее, а вместо добрых серых глаз на него уставились два белых шара, которые, казалось, отражают пустоту бесконечности.

-Сядь! – разошелся от тела Арины низкий звук.

Это не был голос женщины, она даже не пошевелила губа, но Андрей был уверен, что звук исходил именно от нее. Андрей хотел убежать, но не мог пошевелиться. Сейчас больше всего на свете ему хотелось умереть от разрыва сердца, чтобы не знать, что произойдет дальше.

Умереть не получалось, а существо, которое еще минуту назад было женщиной Ариной, произнесло новую, отрывистую, фразу:

-Дай мне руку!

Голос не оставлял возможности возразить.

Андрей, словно послушная марионетка, протянул правую руку. Она тряслась от страха, но мужчина ничего не мог с этим поделать, да и не хотел. Он не относился к тем людям, которые встречают смерть с гордо поднятой головой.

Андрей боялся конца, но неизвестность пугала больше. Когда крепкая женская рука обхватила его кисть и рывком перевернула ладонь к потолку, перспектива смерти показалась заманчивой.

Губы монстра начали двигаться, неизвестные слова разносились по кухне.

Мужчина слегка расслабился, похоже, с него не будут снимать кожу живьем. По крайней мере сейчас.

Он попытался понять, на каком языке говорит Арина (или то, что вместо нее), но ничего не приходило на ум. Речь была грубой, скрипучей и в ней почти полностью отсутствовали гласные. Андрей даже не был уверен, существует ли на земле такой язык. Он был слишком чуждым.

Внезапно монстр-Арина отдернул руку. Новые образы ужасных пыток пронеслись у мужчины перед глазами, он зажмурился и попытался подготовить к предстоящей боли. Но вместо нее в нос ударил неприятный, но знакомый запах. Нашатырь.

Мужчина открыл глаза и осознал, что не сидит на стуле, а лежит посреди кухни в нескольких метрах от него. Щеки были мокрые от слез, голова немного кружилась, но мир вновь обрел цвета и привычные формы. Рядом стояла Арина с ватой в руках.

-Наркотики? Сука! Я чуть не умер, ты понимаешь, что делаешь? А если бы меня хватил сердечный приступ. Ты вообще понимаешь, что творишь, дура? Зачем ты это сделала? Ради денег? Чтобы показаться крутой ведьмой, которая говорит с духами? Идиотка! Не была бы ты женщиной, я бы тебе по-другому объяснил, что так делать нельзя!

Женщина не отвечала, и Андрей решился на нее посмотреть. На ее лице застыла улыбка, которая пугала не меньше, чем все, что происходило с ним только что. Это была не такая широкая улыбка, которой она его встретила, в ней совсем не чувствовалось радости, только страх. Как будто у нее от ужаса свело мышцы.

Женщина смотрела в пустоту. Мужчина присмотрелся получше и понял, что у нее до сих пор нет глаз, только два белых шара. От ужаса Андрей взвизгнул. Это сработало.

Она начала медленно опускать голову, «улыбка» понемногу сходила с ее лица, а глаза начали приходить в норму. Через пять секунд на мужчину смотрела прежняя Арина, только испуганная. Андрею показалось, что она дрожит, но он не был уверен.

-Убирайся!

-Что? – спросил Андрей и посмотрел в глаза Арины.

Женщина отвела взгляд и повторила тише:

-Выметайся из моей квартиры!

-Но ты же…Но мы же…

-Я сказала пошел вон или я вызову милицию! – закричала женщина и, наконец, посмотрела на мужчину.

Андрей вздрогнул. В глазах Арины отражался ужас, боль и, похоже, безумие.

XIV

Андрей постучал в дверь друга.

Никакой реакции.

Он постучал снова и его встретила только тишина. Тогда он нажал на звонок и не отпускал его больше минуты, но к двери так никто и не подошел.

Настроение было паршивое и мужчине в голову начали лезть навязчивые мысли: «Неужели Вадим специально выпроводил меня из дома, чтобы потом не впустить обратно?»

-Вадим, падла! Открой дверь, дай хоть вещи заберу! – закричал Андрей.

Тишина.

Наркотический дурман не прошел, а, казалось, только усилился. Голова мужчины кружилась, а мир вокруг выплясывал в бешеном хороводе.

Выжатый и обессиленный Андрей едва не рухнул на пол. Придерживаясь за перила, он аккуратно сел на холодный бетон ступеней. О своем существовании болезненными намеками объявило горло и вернулись приступы кашля. Андрею хотелось спать, но он уперто продолжал смотрел на резную дверь, словно от его пристального взгляда она могла открыться.

Он был уверен, что Вадим не откроет, скорее всего его даже нет дома. Нужно потом проверить: выйти на улицу и посмотреть горит свет в окнах или нет.

Мужчина пытался найти выход из сложившейся ситуации. Идти домой пешком, в легких вещах – глупая затея, тем более на нее не было сил. Поднять к Арине и попросить переночевать в качестве компенсации? Андрей вздрогнул. Туда он бы не вернулся и под страхом смерти.

Еще Андрей неплохой вариант позвонить соседям и попросить вызвать такси, но он вспомнил о своей «Удачливости». Появился образ, который усилили наркотики в крови настолько, что мужчина будто пережил этот момент.

Он увидел огромную, слабо освещенную комнату. Все стены увешаны головами животных, начиная утками и заканчивая носорогом, а в углу бодро стояло чучело кенгуру. Над письменным столом гордо возвышалась двустволка, которая хранила память о счастливом и полном адреналина прошлом.

Посреди комнаты, на леопардовой шкуре, стоит потрепанное от времени кресло-качалка, а в нем дремлет старичок. У него старая и сморщенная кожа и хриплое дыхание, но искорки в мутных глазах выдают его великое прошлое. На его лице играет горестная улыбка, с которой он всегда вспоминает былые подвиги. Сейчас он мысленно бежал по лесу Африки, а его палец был готов нажать на спусковой крючок, чтобы положить конец кровожадному леопарду… прекрасный образ оборвал звонок в дверь.

Мужчина вспыхнул от ярости, а его тело получило новый глоток бодрости.

Старик подошел к ружью, крепко сжал его дряхлой рукой и отправился к двери. С другой стороны двери Андрей увидел самого себя. В этот момент ракурс поменялся, и он начал видеть все своими глазами.

Дверь приоткрылась.

Андрей начал объяснять, что ему нужно позвонить, но на его монолог никто не ответил. Вместо этого из щели появилась труба, которая показалась мужчине знакомой. Труба немного повиляла и нацелилась точно в голову. Из-за двери раздался хриплый голос: «Я должен был убить леопарда, но ты меня отвлек. Теперь я убью тебя!».

Старик нажал на оба курка и раздался оглушительный выстрел. Голова мужчины взорвалась, как переспевшая тыква, а ее содержимое разлетелось по всему этажу.

Андрей почувствовал боль и закричал.

Мужчине показалось, что кто-то трясет его за плечи. Он истерически рассмеялся: «Зачем плечи, если на них нет головы?».

Мужчина начал сходить с ума и посчитал забавным потрогать место, где совсем недавно была голову. Он поднял руки и понял, что голова на месте. Тогда он открыл глаза и увидел перед собой Вадима, который его тряс и что-то говорил.

-Андрюх, Андрюх! Проснись!

На лестничной площадке начали открываться двери. За маленькими щелками стояли любопытные соседи.

-Что? Где я? – заговорил хриплым голосом Андрей. Горло болело, будто внутри устроили барбекю.

-Ты у меня в подъезде. Почему-то… – Вадим отвел взгляд.

Разум стремительно возвращался в голову, которая, к счастью, оказалась на месте.

-Юрьевич, это Вы? – мужчина все вспомнил и начал закипать. Он сжал кулаки.

– Да, да это я! Наконец-то ты пришел в себя!

Андрей резко поднялся, схватил Вадима за горло и прижал к стене. По коридору пронесся грохот закрывающихся дверей.

-Зря радуешься. Нам с тобой нужно серьезно потолковать, друг.

XV

Андрей сидел на кухне за длинным столом.

Его раздражало солнце, которое иногда появлялось из-за облаков, но несмотря на это с каждым новым глотком кофе его настроение росло. По его телу разливалось расслабляющее тепло, а когда кофе в чашке подходило к концу, Андрей смог слегка натянуть уголки губ. Вышла слабая, но, все же, улыбка.

Вадим сидел напротив, прикладывая пакет со льдом к левому глазу.

– Прости! Сколько уже можно дуться? Откуда я мог знать, что тебе позвонили и сказали срочно приехать в офис? – Андрей бросил смущенный взгляд на Вадима. – Ну вспылил немножко, ну не рассчитал силу… С кем не бывает?

Вадим резко встал. Театральным движение он оттолкнул стул и несколько секунд смотрел «другу» в глаза.

-Немного вспылил? – Вадим убрал от глаза тряпку и обнажил огромный бланш, который окружал заплывший глаз и занимал почти пол лица.

Такое украшение отлично подошло алкоголику Иннокентию Петровичу. Его внешности такой фингал придал бы определенный шарм, подчеркнул индивидуальность. Но на интеллигентном лице Вадима он смотрелся так же уместно, как капля нефти посреди океана.

Вадим снова впился взглядом в своего «друга». Его руки тряслись, и он был готов убить Андрея, если бы ему подвернулась возможность. Но такого шанса у него не было, а для честного боя он слишком слабый. Вадим смотрелся на фоне Андрея, как колибри рядом с ястребом.

-Как я пойду на работу? Ты понимаешь своей тупой башкой, что мне нужно с людьми работать и мое лицо – мои деньги? Чем оно лучше, тем больше у меня денег. Своими выходками неандертальца ты меня ограбил!

-А ты понимаешь, друг, – Андрей нарочно сделал ударение на этом слове, – что я из-за тебя проспал всю ночь в подъезде?

Вадим прекрасно понимал. Ему было плеват, но он решил, что благоразумнее будет это скрыть. Очередным театральным движением он поднял стул, медленно сел и тяжело вздохнул.

-Хорошо, мы оба были не правы, – сказал Вадим мягким голосом и собирался продолжить, но в этот момент зазвонил телефон. Он принял звонок, бегло сказал пару слов и с видом огромного облегчения повернулся к Андрею. – Твое такси у подъезда!

Когда Андрей выходил из квартиры, то посмотрел на часы. Девять ноль ноль. До работы было ехать не больше двадцати минут, поэтому мужчина понял, что не опоздает (еще десять минут в запасе) и расслабился.

Первую минуту он хорошо держался, даже пытался сидеть ровно, но потом упал на соседнее сидение (благо сел сзади) и уснул.

XVI

Во сне мужчина дернулся и с громким звуком ударился головой об крышу машины. Он тут же проснулся и начал растирать ушибленное место.

Голову кружилась от неожиданного пробуждения, шея болела от неудобной позы, но при этом он чувствовал себя замечательно. Намного лучше, чем с утра.

-Как будто три часа спал, – потягиваясь сказал Андрей.

Ему захотелось поговорить.

-Четыре с половиной! – не оборачиваясь сказал таксист.

Андрей решил, что водитель шутит. Он улыбнулся, чтобы подбодрить его после неудачной шутки. Разве есть хоть один человек, который никогда не попадал в глупое положение из-за дурацкой шутки?

Таксист не обратил внимание на мужчину. Похоже, он его вообще не замечал. Глаза парня бегали по дороге, а руками и ногами он выстукивал дурацкий ритм.

Андрей заметил, что их машина стоит на месте, а со всех сторон ее окружают такие же неподвижные автомобили.

-Сколько время?

-Четыре с половиной часа. Четыре с половиной чертовых часа мы стоим на этом месте!

-Сколько время?

-Четыре…

-Сколько время на часах сейчас? – Андрей перебил парня и сделал ударение на последнем слове.

Водитель начал выходить из транса.

Он медленно, будто в замедленной съемке, поднял левую руку, так же медленно перевел бегающий взгляд на часы. Несколько секунд он всматривался в табло и понемногу начал становиться похожим на живого человека, а не на хорошо сделанного робота.

-Простите. Я потихоньку схожу с ума. Мы стоим на этом месте уже четыре с половиной часа.

Андрей от шока даже открыл рот. Мужчина едва сдерживался. Он боялся, что скоро тоже сойдет с ума. Наконец, парень посмотрел на мужчину, и в его глазах блеснул рассудок.

-Да-да, точно. Одну секунду, –он снова посмотрел на часы, но в этот раз более осмысленным взглядом, – сейчас час девятнадцать.

Сначала Андрей испугался, потом удивился, а потом начал хохотать:

-Я опаздываю на работу. Опять. Второй день подряд! – Андрей не думал о том, что сейчас воскресенье, у него все еще был выходной.

Он подумал, что здесь можно простоять до следующего утра и решил идти пешком. Он, погруженный в размышления, не заметил, что колонна справа начала двигаться и набирать скорость.

Расплатился с таксистом, открыл дверь и чуть не лишился руки. Одна из машин ехала на большой скорости и с корнем вырвал дверь. Мужчину спасло, что он не держался за дверь, а открыл ее толчком.

Мир начал плыть как в замедленной съемке. Андрей перевел взгляд на водителя.

Лицо таксиста вытянулась от удивления. Он начал что-то кричать про какую-то малышку и что урод заплатит.

Парень открыл бардачок, и Андрей увидел, как в недрах мусора что-то блеснуло. Рука сжала рукоятку, и Андрей понял что это такое. Пистолет!

Все звуки заглохли: шум проезжающих машин, писк клаксонов, крики таксиста. Андрею показалось, что весь звук проходит через фильтр в его голове и приглушается в сотню раз. Он моргнул и понял, что так же происходит и с другими чувствами. Мужчина не видел ничего, кроме ненормальной улыбки на лице у парня и дула пистолета, которое медленно поворачивалось в его сторону.

Андрей прыгнул в дыру, где пол минуты назад была дверь. Рухнул на землю и тут же взвыл от боли. Замедление на секунду прошло. Мужчина почувствовал, как по его запястью проехала машина и услышал хруст.

Боль скользнула по всему телу, и мужчина не мог найти силы, чтобы подняться. Раздался крик, который Андрею показался таким далеким:

-Ублюдок, ты сейчас отведаешь свинца.

«Что за пафосные голливудские речи?» – подумал Андрей и в этот момент возле его лица что-то врезалось в асфальт, выбив сноп искр. Мужчина поднял голову и увидел, как в багажник одой из машин врезалась пуля.

Он вскочил и побежал.

Сзади раздавались выстрелы, а рядом пролетали пули. Но мужчина не обращал на это внимание, он бежал. Просто бежал вперед и ни одна пуля в него не попала: «Я везунчик!»

Агрессивный таксист был далеко позади, а пульс начал приходить в норму. Но вместе с обычной отдышкой появилось головокружение, тошнота и невыносимая головная боль. Проезжающие машины гремели сильнее, чем сотни ударов гонга.

Мужчина оперся на машину. Внутри кто-то закричал, и он быстро отдернул руку. Как только пропала точка опоры, мир начал вертеться, как юла, и Андрей упал на колени. Хоровод, который плясал перед его глазами начал сводить мужчину с ума, он попытался избавиться от него и поднял голову. Это была не лучшая идея. Через мгновение все его содержимое желудка оказалось на двери и колесе машины.

Раздался новый пронзительный визг, который Андрей утихомирил ударом ладошки по стеклу. Чтобы не получить новые неприятности он пошел вперед. Его сильно шатало, но он пытался стоять на ногах… и ему удавалось!

Вскоре он увидел причину пробки. Впереди лежал перевернутый грузовик, возле которого ходили медики и милиционеры.

Андрей попытался побежать к ним, но быстро отказался от этой затеи. Он пошел вперед, опираясь на ближайшие машины, не обращая внимание на крики водителей.

Мужчина был возле грузовика. До него доносились отдельные слова: «Она сама…»; «Я не виноват…»; «Зачем она выскочила?». Андрей переступил полицейскую ленту и шатаясь направился к милиционерам. На ходу он начал говорить:

-На меня напали и в меня стре… – глаза мужчины расширились от ужаса и его опять вырвало.

Андрей увидел труп, возле которого стояла толпа.

-Уберите его отсюда!

Два милиционера взяли мужчину под руки, но он вырвался, подбежал к трупу, упал на колени и заплакал.

-Арина! Как это произошло?

Андрей боялся квартиру Арины, но саму девушку он полюбил. Он даже размышлял, куда пригласить ее на свидания.

-Вы ее знали? – раздался мягкий женский голос. Это был голос доктор.

-Да, это была моя девушка! – почему-то вырвалось у мужчины – Как это произошло?

-Вы хотите знать? – сказал милиционер резким тоном.

-Да!

-Она вышла из троллейбуса и подошла к дороге. Она постоянно что-то бубнила себе под нос и вообще вела странно. Потом она закричала: «Лучше так!» и бросилась под грузовик. – милиционер изменился в лице. – Ваша девушка была ненормальной. Из-за нее пострадали люди. Если бы она не умерла, то я бы с радостью пристрелил ее сам.

Андрей не ответил. Он посмотрел на труп.

-Это я виноват!

-Правда? – сказал тот же милиционер, но он не успел закончить, как девушка-доктор спросила у Андрея взволнованным голосом:

-Что с вами?

-А что со мной? – он улыбнулся. –Девушка, которую я любил прыгнула под грузовик. Все отлично.

Но что-то в голосе доктора его встревожило. Он попытался сконцентрироваться на собственных ощущениях и почувствовал, что правая рука онемела, футболка прилипла к телу, а от плеча что-то стекает вниз и с хлюпаньем капает на землю.

Андрей перевел на свое правое плечо. В нем была дыра.

Он засунул в нее два пальца, затем достал, посмотрел на них и потерял сознание.

Акт 2. Осознание
I

Андрею было тепло и уютно. Он лежал в мягкой постели и когда проснулся, то не стал открывать глаза, просто перевернулся на другой бок. Легкость растекалась по телу, и мужчина улыбался.

«Мне пора вставать на работу. – подумал он и сразу мысленно махнул рукой. – Нет, сегодня воскресенье».

Он перевернулся и плечо пронзила боль, которая мгновенно расползлась по всему телу, но сразу затухла.

«Что это было?» – Андрей открыл глаза и увидел пожелтевший потолок.

Мужчина поднялся на локтях и по комнате разнесся неприятный скрип старых пружин. Он заметил, что побелка двигалась от потолка до середы стены, а потом начиналась синяя краска. Слева была дверь, над которой висела пыльная кварцевая лампа, а рядом стояла железная вешалка для одежды.

«Где я?» – подумал мужчина и в этот момент рядом раздался кашель. Андрей повернулся настолько быстро, насколько позволяло его состояние. Тяжелее всего было вынести скрип пружин.

Рядом стоял ветхий прикроватный шкафчик, а за ним в кровати лежал старик, который читал газету. «Значит я не дома» – окончательно решил для себя Андрей и в слух спросил:

-Где я?

Старик отложил газету, повернулся к мужчине, добродушно улыбнулся и начал быстро говорить хриплым голосом.

-Очухался. Молодец! – он радостно взмахнул руками- Ты в больнице, друг, в особом отделении.

-Но как…

-Как ты сюда попал? – перебил его старик и засмеялся – В эту палату просто так не попадают. Может случайно проходил, где не нужно, а может специально убил, кого нужно.

Старик замолчал и вопросительно посмотрел на Андрея. Он ждал, когда же тот расскажет свою историю. Но Андрей потерял всякий интерес к собеседнику и молча перевернулся на другой бок.

«Как я сюда попал? Помню утро, яркое солнце, похмелье, я иду с мусором, звук разбивающегося зеркала и крик, срывающийся на визг: «Ты проклят!». Значит все это не сон?» – Андрей сильно зажмурил.

Он надеялся, что когда откроет глаза, то окажется у себя в кровати и выяснится, что все было просто кошмаром.

Он открыл глаза и все еще был в больничной палате. Никаких снов. Ключи, отделение милиции, грубиян в магазине, работа, Вадим, Арина, таксист, смерть Арины. Андрей закрыл глаза, но в этот раз, чтобы сдержать слезы.

Раздался звук открывающейся двери. Щель медленно увеличивалась, пока в ней не показалось два мужчины в милицейской форме. Едва они сделали шаг, как сзади Андрея раздался скрип пружин и шум бумаги – старик засуетился.

-Суханов, мы не к тебе, – раздался властный голос и шум прекратился.

Милиционеры обошли кровать по кругу. Старший поднял Андрея вещи со стула и переложил их на шкаф, а затем медленно сел. Он достал из кармана паспорт, открыл на первой странице и с интонацией, выделяя каждый слог, прочитал вслух:

-Фомин Андрей Юрьевич.

-Да, это я, – растерянно ответил Андрей.

-Похож, – весело сказал старший, а затем показал своему напарнику фотографию в паспорте.

Тот улыбнулся.

-И правда похож.

Они переглянулись и громко засмеялись, но через мгновения их лица снова стали каменными. Старший протянул паспорт.

-Положите на шкаф, – сухо ответил Андрей.

В глазах у мужчины загорелся нехороший огонек, но он все же послушно положил паспорт поверх горы вещей Андрея. Похоже, он все же имел каплю сопереживания.

-У нас для вас две новости.

-Начинайте с хорош… – Андрей попытался взмахнуть рукой, но осекся, когда не смог поднять левую руку.

Она оказалась в гипсе.

-Они обе плохие, – сказал с ухмылкой старший и глянул на своего напарника.

Милиционеры снова рассмеялись.

«Обе плохие? Что это может значить?» – Андрей начал паниковать, но попытался не подавать виду.

-Начинайте с той, которая получше.

-Мы знаем историю про Мартина Андропова, – милиционер заметил удивленный взгляд Андрея и добавил. – Парень, таксист. Так вот, Вы обвиняетесь в его убийстве и Вам светит срок. Скорее всего Вы проведете в тюрьме от десяти до двадцати пяти лет.

Андрей побледнел.

-Шучу. Первая новость заключается в том, что Вам придется давать долгие показания по поводу двух самоубийств, но, к счастью, пока Вы только свидетель.

Андрею не понравилось это «пока», но он решил промолчать.

-Вторая новость – Вас ограбили!

-Что? – Андрей открыл рот от удивления, но тут же немного расслабился, потому что вспомнил, какое странное чувство юмора у этих ребят. – Вы же опять шутите, да?

-Нет. Вы Фомин Андрей Юрьевич, проживающий по адресу: улица мира пятьдесят четыре, квартира двести тридцать один?

-Да. Что случилось? – Андрей глотал ртом воздух, как рыба.

-Экспертиза утверждает, что замок был открыт ключом, никаких следов взлома. Вашу квартиру просто открыли и ограбили.

-Что у меня украли?

-Все, кроме, – полицейский залез в карман куртки и протянул мужчине телефон, – все кроме него и паспорта. Эти две вещи оставили ровно посередине пустой комнаты, на письменном столе. Тогда получается, что у Вам не украли три вещи! Представляете? Дела даже лучше, чем мы думали.

Милиционер снова рассмеялся.

-У меня нет письменного стола!

-Тогда компьютерного стола, но без всей этой техники они так похожи, – теперь он не просто смеялся, а ржал, да так, что задрожали стены.

Когда милиционер успокоился, Андрей снова заговорил, правда без особого энтузиазма.

-Серьезно, что у меня украли?

-Серьезно, все! Оставили только голые стены и паспорт, письменный, прошу прощения, компьютерный стол и телефон. Больше ничего. Они, наверное, потратили на это целый день, странно, что никто из соседей ничего не заметил, – Андрей подумал, что в этом нет ничего странного, ведь его соседи полнейшие кретины, – и для того, чтобы не мучатся с домофонной дверью, они ее просто сломали.

Все сказанное подействовало на мужчину так же, как если бы огромный великан стукнул его вырванным с корнем дубом и этим ударом вышиб за пределы вселенной. Он бы летал множеством комочков молекул, которые были бы почти разумными, а еще их раньше звали Андрей.

Когда-то он был веселым парнем, работягой. Он почти честно зарабатывал свои деньги, старался никого без причины не обижать, строил планы на будущее… Но теперь жизнь выставила подножку.

Андрей больше не думал о настоящем и будущем. Он просто смотрел сквозь милиционеров и пытался понять, как все это могло случится.

Неизвестно сколько еще он бы просидел в антинирване, если бы милиционер не потряс его за плечо. Человек в форме объяснил, что поплакать о несправедливости жизни Андрей успеет позже, а сейчас пришло время давать показания.

Он рассказал о том, как пришел к Вадиму, как тот посоветовал зайти к ведьме, которой оказалась Арина, как она накачала его наркотиками. Он поведал о том, как ему пришлось спать в подъезде и как потом он задремал в такси. Умолчал он лишь о том, что проблемы с водителем началось после того, как по его вине была вырвана дверь. К счастью, милиционер об этом и не спрашивал.

Мужчина узнал, что после того, как он сбежал, таксист застрелился. В этом сначала хотели обвинить Андрея, но эксперты в один голос кричали, что это обычное самоубийство. Тогда он перешел из раздела подозреваемых в раздел свидетелей.

Все время милиционер опирался на кровать. Когда Андрей закончил историю и все вопросы были улажены, то милиционер сухо поблагодарил мужчину и быстро оторвался от кровати. Вес милиционера был намного больше веса Андрея, поэтому пружины резко расслабились и мужчина, словно мячик, подлетел на несколько сантиметров и упал на пол с громким хлопком.

Милиционеры уставились на лежащего на полу Андрея.

-Может Вы мне поможете? – кряхтя сказал он.

-Не… – быстро ответил младший и они с напарником разразились хохотом, с которым вышли в коридор. Звук их шагов становился тише, а смех только громче. Им было неописуемо весело.

Через пару минут в палату вбежала испуганная медсестра. Она даже не заметила Андрея и наступила ему на правую руку.

-Где упавший пациент? – быстро проговорила женщина и провела взглядом по кроватям.

-Вы на нем стоите…

-Ой простите, пожалуйста, я Вас не заметила.

Медсестра крепко обхватила Андрея за талию и легким движением положила на кровать. Она сделала это настолько легко, как будто перед ней был не семидесяти шестикилограммовый мужчина, а карманный пудель.

II

В комнате было тихо, только диктор вещал с экрана телевизора.

Андрей взял в руки телефон и провел пальцем по сенсору для разблокировки. «Интересно, почему его не взяли? Телефон хороший, фирменный. Он не был спрятан, а лежал на столе между клавиатурой и монитором. Если верить сотрудникам правоохранительных органов, то монитор с клавиатурой вынесли, а телефон так и остался лежать посреди стола. Это странно, но значит… – Он радостно взмахнул руками. Левая была загипсованной, и он ее еле поднял, а в правом плече болезненно кольнуло. Но он не обратил на это внимания, слишком сильными были позитивные эмоции, которые его захлестнули. – Это значит, что мне повезло и вся история с проклятьями просто выдумка. Бред!»

Стартовый экран телефона засветился, приветствуя хозяина, а на рабочем столе появилась надпись, которая говорила о двенадцати пропущенных. «Я популярен!» – позволил себе очередную улыбку Андрей. Он открыл список пропущенных и его хорошее настроение мигом растворилось. Все были от начальника.

Он сразу набрал его номер. Шефу нужно было все объяснить. Раздались долгие гудки, а через минуту послышался яростный голос начальника:

-Ой, неужели ты соизволил позвонить.

-Александр Михайлович, Вы даже не представляете, что со мной произошло за это время.

-У меня плохая фантазия, так что давай обойдемся без историй. Чтобы через час был на работе!

Начальник положил трубку. Андрей знал, что ему не стоит перезванивать. Будет только хуже. Он бросил телефон на тумбочку и, чтобы хоть как-то отвлечься, начал смотреть телевизор.

Шли новости. Показывали местность, которая показалось мужчине знакомой. Андрей присмотрелся и понял, что это та остановка, с которой он убегал от службы охраны. Он прислушался к тому, что говорил журналист.

-Сейчас, дорогие друзья, мы поговорим с главным свидетелем этого жестокого и, несомненно, тщательно спланированного убийства.

Он зашел в магазин. В нем стояла та самая продавщица. Она опустила голову, скрестила руки на груди и плакала.

-Расскажите нашим телезрителям, как все произошло, – сказал репортер и протянул женщине микрофон. Она всхлипнула, но все же начала говорить:

-Я как раз отпускала покупателя, того самого мужчину…Который…Который теперь…

Она заплакала.

-Все хорошо, успокойтесь, пожалуйста.

-Мужчина был вежливым и сдержанным. Он покупал пачку сигарет, когда в магазин ворвался этот…убийца. Он был широкоплечий и высокий больше двух метров.

Андрей подумал, что в нем едва был метр восемьдесят, но, как говорят, у страха глаза велики.

– Он сразу показался мне подозрительным. Он был нервным, даже безумным. Если бы я сразу заметила…Если бы я все поняла и вызвала охрану раньше, то может быть этот бедняга был жив…

Женщина замолчала и уставилась в пол.

-Пожалуйста, продолжайте, – сказал журналист с сочувственными нотками.

-Этот психопат подошел к мужчине, сильно толкнул его и сказал, что он купит только после него. Мужчина едва удержался на ногах и чуть не рухнул на прилавок, но видно этого было мало тому психу. Он повернулся к нему и сказал:

-Ты что-то имеешь против?

Мужчина сказал, что все нормально и он не против, но безумец не унимался.

-Ах, ты против? – маньяк и со всего размаха ударил его по лицу. Мужчина упал, но, похоже, в том психе проснулась жаждал крови. Он прыгнул на мужчину сверху и начал его избивать, пока не убил.

«Нет, нет, нет! Все было не так!» – Андрей кусал губы, чтобы не зарыдать. Ему хотелось, чтобы все это стало страшным сном. Он думал, что не способен убить человека, но теперь… Убийство.

-Что потом? – поинтересовался журналист. Похоже, ему становилось скучно, но он пытался это скрыть.

-Я нажала на тревожную кнопку, вызвала охрану и побежала оттаскивать убийцу от мужчины, но опоздала…

-Вы молодец! Только благодаря таким героям, планета все еще крутится.

Выпуск новостей прервался, а на экране появилась фотография мужчины, с которым они повздорили позавчера, с черной ленточкой сбоку. На ней он выглядел значительно моложе и не так сильно походил на маньяка-извращенца. С экрана раздался голос диктора: «Жестоко убит прекрасный человек, но в наших сердцах он будет жить всегда! Вечная память Асану Искандерову»

Андрей протер глаза и для надежности ущипнул себя за руку. Наваждение не развеялось. Мужчина не спал.

«Значит я убийца?» – вслух спросил он у себя и сразу бросил испуганный взгляд на соседнюю кровать.

Старик спал, и Андрей напрягся: «Надеюсь он действительно спит».

Андрей укрылся одеялом с головой и зарыдал. Он сжался в маленький комочек и подумал, что лучше было не вылезать из мамы. Там было тепло, уютно и даже неплохо кормили. Никакого жестокого мира и случайных убийств.

Андрей заскулил.

«Как? Одним ударом? Я теперь убийца?! Почему Я?! – он попытался взять себя в руки, в обеих смыслах. – Я ведь не хотел, он первый начал! Да-да я просто защищался. Он меня ударил, а я…а я его убил!»

Андрей уткнулся в подушку и заревел, как маленькая девочка, у которой умер любимый хомяк. Хотя нет, скорее, как маленький мальчик, который решил поделиться лимонадом с рыбками, а они после этого умерли.

-Но ведь он не первый, в чьей смерти ты виноват, – прошипело в голове подсознание. – из-за тебя умерло еще двое.

-Что? –мысленно спросил у себя Андрей.

-О, ты прекрасно знаешь, о чем я. Еще была Арина и парень-таксист, имя которого ты уже забыл.

-Нет. Нет все не так!

-Именно так!

Андрей согласился и снова зарыдал. Теперь он был не только убийцей, но еще и сходил с ума.

III

Через два часа из запасного выхода появился крадущийся Андрей. Его одежда была насквозь пропитана мыльной водой, которая маленькими ручейками стекала по рукам и оставляла мокрую дорожку.

Мужчина тихо закрыл за собой дверь и осмотрелся по сторонам. «Вот оно!» – радостно подумал мужчина и поднял с землю палку, которая валялась неподалеку. Он вставил ее между ручкой двери и теперь вход выглядел надежно запечатанным.

Андрей сделал пару шагов и начал жадно вдыхать раскаленный летний воздух. Казалось, что он не выдыхает, а за одним вдохом приходит второй, еще более глубокий.

Он дышал так, будто делает это последний раз в жизни…или наоборот первый. Каждый вдох обжигал больное горло, но мужчина почти не замечал боль. Он был счастлив.

Сзади, за закрытой дверью, раздался топот и крики: «Вот он! Держи его!».

Андрея побежал.

IV

Сначала Андрей полагал, что может просто уйти в любой момент, но он ошибался. Это была уже третья попытка выбраться из больницы, но первая удачная.

После выпуска новостей он рыдал еще четверть часа, а потом вспомнил слова начальника: «Чтобы через час был на работе!».

Плечо отдавало резкой болью при малейшем движении, горло пылало адским пламенем, а загипсованная рука тупой болью напоминала о себе, но Андрей решил зацепиться за маленькую травинку, которая поможет ему удержаться от надвигающегося сумасшествия. Он десяток раз прокрутил в голове слова шефа. Каждый раз он это делал с новой интонацией и в один момент у него появилась цель. Пускай прозрачная и глупая, но все же цель.

Андрей оделся и, морщась от боли, вышел в коридор.

В первый раз ему удалось дойти до поста медсестер. Возле стеклянного окна он успел сделать только шаг. Его сразу заметил врач, который вежливо и внятно объяснил, что он слишком слаб для прогулок и ему следует вернуться обратно.

Андрей был не согласен, но ему пообещали вколоть лошадиную дозу успокоительного, если он продолжит упорствовать. Он решил не спорить и вернулся обратно.

В палату, но не в кровать. Он встал возле приоткрытой двери, через небольшую щель наблюдая за доктором. Тот немного посидел с медсестрами на посту, допил кофе и пошел в кабинет.

Андрей бесшумно открыл дверь и спокойной походкой отправился к лифту.

В этот раз ему удалось пройти на десять метров дальше.

-Молодой человек, вернитесь, пожалуйста, в кровать. Вам еще нельзя ходить, – раздался женский голос из-за спины.

Андрей выругался про себя и повернулся к медсестре.

– Я хотел в туалет, где он у вас?

-Вернитесь в кровать. Я принесу вам утку.

Андрей скривился. Его, здорового мужика, заставляют писать в утку? Не бывать этому!

-Знаете, я уже передумал и больше не хочу в туалет. Я просто постою и посмотрю в окно.

Он направился к окну и стал изучать выходы, которые были видны с этой стороны. К счастью он, как строитель, легко мог их распознать.

-Вернитесь в кровать, у нас инструкции!

-Я чуть-чуть постою и вернусь, – не отрываясь от окна сказал Андрей.

-Хорошо, будь по-вашему…

Мужчина воодушевился маленькой победой, но уже через минуту его внесли в палату два санитара. Андрей кричал, но они оказались настоящими профессионалами. Они молча внесли Андрея в палату, молча привязали к кровати и молча ушли.

Андрей уставился в потолок. Он тщательно разрабатывал план побега. Через пол часа план был готов, он был идеален, за исключением одной вещи, про которую забыл мужчина. Он забыл, что привязан.

-Пссс, – Андрей попытался повернуть голову в сторону старика.

Старик не отвечал. Он спал или делал вид, что спал.

-Пссс, друг, – громче сказал Андрей.

Опять никакой реакции.

-Шухер!

Старик мигом проснулся и сел на край кровати.

-Что? Где? – он судорожно крутил головой, пока не понял, что никакой опасности рядом нет. Тогда он повернул голову и злобно посмотрел на Андрея. – Зачем ты это сделал?

-До тебя по-другому не достучаться. Развяжи меня.

Мужчина заговорчески улыбнулся.

-Нет.

-Почему нет?

-Потому, что я ничего не делаю просто так. Характер у меня такой.

-Что ты хочешь?

-Дай подумать. Может чистосердечная благодарность? Не-е-ет. Может я хочу, чтобы ты станцевал стриптиз на столе? Тоже не-ет. Сам-то как думаешь, тупица? Конечно, я хочу денег.

-Сколько?

-Сколько есть?

-Не знаю.

Он действительно не знал, сколько денег у него сейчас в кошельке. Старик почесал подбородок.

-Пятьдесят гривен.

Андрей согласился и через пять секунд был свободен.

Он сел на край кровати и стал растирать затекшие руки. «Гнилой человек этот старик, – подумал Андрей, – но, по крайней мере, я свободен. Относительно».

Он открыл кошелек и пересчитал деньги. Там не было ни одной купюры в пятьдесят гривен.

-У меня нет таких денег. У тебя есть разменять? – Андрей обратился к старику.

-Ничего страшного, ты ведь собрался сбежать, да?

Мужчина не ответил. Он ожидал новую подлость, поэтому решил помолчать.

-Не отвечаешь? Не важно. Я же вижу, что собрался. За молчание я возьму еще пятьдесят. Если не заплатишь, то не успеешь сделать и шага за палату. Я буду звать всех, кого только можно. Так что тебе понадобится не пятьдесят гривен, а сто. Такая купюра у тебя найдется?

Старик ухмыльнулся. Андрея окутала ярость и в несколько шагов он оказался возле его кровати, но тот не шелохнулся.

Теперь Андрей заметил, что все тело старика покрывали татуировки. Это насторожило мужчину, но не остановило. Он взял старика двумя руками за грудки и поднял над кроватью. Тот продолжал ехидно улыбаться.

Андрей не выдержал и занес правую руку для удара. В комнате раздался хруст, мужчина упал на землю корчась от боли. Старик расхохотался. Андрей только теперь вспомнил про сломанную руку.

-Что, ручка бо-бо? – старик похлопал по гипсу. – Мне ничего делать не пришлось, но если еще раз выкинешь подобное, то совсем забудешь, какого это – иметь руки. Ты меня понял?

Старик посмотрел на мужчину и продолжил более ехидным тоном:

-Так что, по рукам?

Андрей не ответил. Он попытался встать с пола, но поскользнулся и рухнул обратно, в этот раз приземлившись на задницу. Старик рассмеялся презрительным смехом

-Какой же ты неудачник!

Андрей опустил глаза. Он был согласен.

Наконец он встал, молча достал из кошелька купюру в сто гривен и протянул старику. Тот выхватил ее быстрым движением и спрятал под подушку. Затем он протянул для рукопожатия руку, поднятую ладонью к верху, наверное, в знак примирения.

Андрей не пожал старику руку. «Пошел ты!» – подумал он и отвернулся.

-Как знаешь, – презрительно фыркнул старик и включил телевизор, а в голове у мужчины созрел новый гениальный план. Деньги!

Мужчина немного приоткрыл дверь и выглянул в маленькую щель. Он увидел того самого доктора, который грозил ему транквилизатором. Тот стоял у соседней палаты и что-то бурно обсуждал.

Андрей дернулся от испуга, дверь скрипнула, и доктор посмотрел прямо на него. Мужчине показалось, что в его глазах отразилось удивление.

-Твою мать, твою мать, твою мать! – шепотом повторял испуганный Андрей, пока быстро закрывал дверь и ложился в кровать. Он накрылся одеялом, повернулся к старику и попросил снова его привязать, но тот лишь улыбнулся мерзкой улыбкой и сказал: «Нет».

У мужчины началась паника: «Сейчас зайдет доктор, увидит, что я не привязан, и вкатит мне лошадиную дозу транквилизатора? Весь план пойдет насмарку! Я не приеду на работу и меня уволят. Я не приду домой и у меня вынесут все, что еще не успели вынести и я поздороваюсь с голыми стенами. Я даже не смогу зайти к Вадиму, чтобы поделиться переживаниями. Нужно бежать!» Андрея трясло от страха и ожидания. Но прошло пять минут, а никто так и не вошел. Андрей расслабился: «Показалось!»

Он посмотрел в щель. В коридоре никого не было. Начал медленно открывать дверь, как вдруг раздалось:

-Ага!

Андрей подпрыгнул, от испуга едва не забыв, как дышать. Сзади раздался хохот старика. Андрей бросил на него гневный взгляд:

-Мы разве не договорились?

-Не удержался. Молчу.

Андрей бесшумно вышел в коридор.

Слева располагались две палаты, которые не было видно с поста, и мужчина зашел в первую. Когда он открыл дверь в нос ударил запах нафталина, валерьянки и еще множества неизвестных ему лекарств. Глаза заслезились и пока он их протирал раздались недовольные женские возгласы.

-Тише, тише! – сказал Андрей шепотом и приложил палец к губам, – У меня к вам дело.

Только теперь он заметил женщин, которые пили чай за деревянным столом. Он недовольно нахмурился (он думал, что это мужская палата), но потом понял, что так даже лучше. Женщины прекрасные актеры.

-Вы хотите заработать?

Женщины оживились, а их глаза вспыхнули жадностью и любопытством.

-У меня есть…

Андрей открыл кошелек и начал пальцами перебирать купюры, он знал сколько у него денег, но таким образом хотел произвести впечатление и показать себя как делового человека

– Двести рублей и три доллара.

Он достал деньги из кошелька и помахал ими в воздухе.

-Все станет вашим, если вы сможете отвлечь весь персонал.

-И как мы это сделаем? – подала голос бабулька, которой на вид было не меньше шестидесяти

-Это уже ваша забота, инсценируйте массовое отравление или инсульт. Что угодно, главное, чтобы все доктора и медсестры были заняты, договорились?

-Договорились.

Андрей положил на стол посреди комнаты банкноты, но не успел он сделать и пары шагов, как раздались недовольные возгласы.

-Ты же сказал двести рублей?

-Все верно.

-Но ты не сказал, что это двести Российских рублей! – сказала писклявым голос женщина, лежащая возле двери. Похоже она была в палате главной.

Мужчина тупо уставился в пустоту. Разве вообще бывают другие рубли? Если да, то чем они лучше этих? Хотя разве могло быть по-другому? Старик метко заметил Андрей – неудачник.

-Мы хотим по сто рублей. Каждой. Иначе ничего не будем делать!

Андрей медленно обвел женщин взглядом, молча достал еще двести рублей и положил на стол.

-Хватит?

Женщины взяли деньги и начали, что-то бурно между собой обсуждать, затем главная повернулась к мужчине:

-И еще каждой должно достаться по доллару.

Андрей начал нервничать и решил попробовать стандартную методику. Он подошел к столу, забрал деньги, а затем развернулся и медленно пошел к двери. Он ожидал, что его окликнут, начнут просить не уходить и согласятся на прежние условия. Тогда он покажет «характер» и еще больше снизит цену.

Ожидания не оправдались.

Он начал медленно открывать дверь, но его никто не звал, наоборот, женщины будто забыли про его существование и продолжили общаться с того места, где остановились. Андрей не выдержал первым.

-Хорошо. Но у меня нет еще доллара, давайте вместо этого я дам еще двадцать гривен, а вы сами решите, как делить деньги?

Все четыре женщины наклонились над столом и образовали имитированный полукруг, за которым начали шепотом бурное обсуждение.

-Ладно, – сказала старшая за всех

-Ладно? – удивился Андрей. – А как же неудача?

-Что?

-Ничего.

V

Раздались женские крики. Андрей наблюдал за спектаклем из туалета, через маленькую щель. Он был удобно расположен напротив палаты, обзор был прекрасный.

Сама старая, похоже, послушала совет Андрея и изобразила инсульт. Когда в палату вбежал доктор с медсестрой, еще одна женщина подбежала к раковине и вызвала рвоту. Медсестра в панике подбежала за подмогой. Пока ее не было, еще одна женщина прекрасно исполнила спектакль, который назывался эпилептический припадок или как поставить на уши всю больницу. Что делала последняя актриса Андрей не видел, но прекрасно слышал. Она не стала изображать болезнь, а пошла дальше. Она сыграла панику. Ее визг разносился по всей больнице и сбивал с толку всех врачей.

Когда в палату вбежал очередной доктор, Андрей решил, что собрался весь свободный персонал. Больше медлить было нельзя. Он распахнул дверь, которая с грохотом ударилась в стену, отбив несколько кусков краски.

Андрей побежал по лестнице вниз. Он уже предвкушал свободу, но оказалось не весь персонал больницы собрался в женской палате. Мужчина не заметил уборщицу и сбил ее с ног.

Андрей испытал десятилитровый душ из мыльной воды и обзавелся шлемом в виде ведра, но это было только начало. Он по инерции сделал еще несколько шагов и поскользнулся на свежей луже. Спуск по ступенькам был не слишком комфортным, зато быстрым и запоминающимся. Когда ступеньки подошли к концу, то мужчину с глухим ударом впечатало в стену. Тело было к такому не готово. Несколько швов на плече разошлись, а по гипсу пошла трещина, но он мигом забыл про эти мелочи, когда поднял голову и увидел дверь запасного выхода.

VI

Андрей выбежал на улицу с улыбкой. Он не замечал, что по правой руке текла мыльная вода вперемешку с кровью. Ему было не до этого. Он тихо закрыл за собой дверь и осмотрелся по сторонам. «Вот оно!» – он поднял с землю палку, которая валялась неподалеку, и вставил ее между ручкой двери. Вход начал выглядеть надежно запечатанным.

Мужчина прошел метров сто, когда услышал стук в дверь.

«Ну-ну» – подумал Андрей и с ухмылкой посмотрел на дверь: «Давайте посмотрим, как вы ее откроете с этим бревном, торчащим в ручке».

То, что произошло в следующую секунду, мгновенно стерло ухмылку с лица Андрея. Он был готов упасть на землю и зарыдать. Дверь открывалась наружу! Санитар легонько ее толкнул, и она медленно отъехала в сторону вместе с торчащей в ней палкой.

Три парня выбежали наружу и стали осматривать улицу в поисках Андрея. А он сидел в пятистах метрах за деревом с прижатыми к груди коленями. Мужчина с трудом сдерживал слезы: «Почему мне так не везет?»

-Вон он! – закричал кто-то.

Адреналин ударил в виски, Андрей побежал.

Он бежал, не жалея сил, а его противники их явно берегли. Они отстали.

-Похоже я победил! – сказал шепотом мужчина, слабо улыбнувшись. Уже через мгновение он оступился и упал.

Андрей ударился головой об бетон, перед глазами потемнело. Последнее, что он увидел прежде чем потерял сознание, был гипс, который раскололся на две части.

VII

Свет был настолько ярким, что слепил через закрытые веки. Андрей поднял руку, чтобы защититься от мерзких лучей.

Когда он открыл глаза, перед ним заплясало множество пятен, которые постоянно меняли положение и форму. Андрей не мог ничего увидеть, но чувствовал невыносимую жару и слышал звук волн.

«Где я?» – он сильно зажмурился, когда вновь открыл глаза, перед ним открылось бескрайнее море, которое уходило далеко за горизонт, чистое небо по которому проплывают небольшие кучевые облака, и пальмы, ветви которых ласково трепал ветер.

С моря пришла новая волна. Она прыгнула на берег и громко разбилась, подняв пену.

«Что за черт? – Андрей вытер со лба выступившую от жары испарину. – Где я?». Только теперь он понял, что лежит на твердом, но при этом удобном, деревянном шезлонге.

Слева раздался звук. Андрей медленно повернул голову.

На таком же шезлонге, поджав колени, лежала длинноволосая брюнетка в солнцезащитных очках. На ней был черный купальник и точно такого же цвета лифчик, который прикрывал красивую грудь. Она не имела лишнего веса, но и не походила на девушек с обложек модных журналов. Ее тонкие губы были накрашены черной помадой, как и короткие (по современным меркам) ногти.

Все в ней было каким-то средним, пограничным. Беглый взгляд в ее сторону вызывал противоречивые чувства. Она не была ни худой, ни толстой. Она не была красивой, но и страшной вряд ли кто-то смог бы ее назвал. Эта девушка притягивала и одновременно отталкивала. При виде ее хотелось подойти ближе и убежать подальше. Хотелось помнить ее всю жизнь и сразу забыть.

Мозг Андрея начал понемногу сбоить. Он перевел взгляд на единственное место, которое не вызывало противоречивых чувств, но девушка будто это почувствовало и повернула голову. Мужчина покраснел, отвел взгляд от ее груди и уткнулся глазами в пол.

Девушка засмеялась, но этот смех показался Андрею безжизненным.

-Давно со мной такого не было. Обычно я вызываю у мужчин совсем другую реакцию, – голос девушки был монотонным, но приятным, – многие начинают кричать или вообще убегают. Но твое поведение было непривычным для меня. Это было…

Девушка задумалась.

-Приятно. – сказала она так, будто пробовала это слово на вкус. – Да, это было приятно.

Андрей решился поднять взгляд на девушку. Она уже смотрела не на него, а далеко за горизонт, где кончалось бесконечное море. Мыслями она была далеко отсюда, как и он.

-Прости, но подскажи, – сказал он дрожащим голосом и снова покраснел, – где я?

– На пляже. – не поворачивая головы ответила она, а ее губы на мгновение изогнулись в подобии легкой улыбки, а потом снова стали тонкой линией, которая не выражает никаких эмоций.

Сначала Андрей хотел ответить колкостью, но желание пропало так же быстро, как и появилось. Он испытывал необъяснимый трепет перед этой обычной, на первый взгляд, девушкой.

– Да, я заметил, что это пляж, но я имел ввиду… Я хотел узнать, как я сюда попал…

-Я не знаю, – девушка пожала изящными плечами, – может сказался тяжелый день, может дело в лошадиной дозе транквилизатора, а, возможно, мне просто стало скучно.

Как только она договорила, то повернулась, сняла очки и подмигнула. Ее серые глаза можно было назвать невероятно привлекательными, если бы они выражали хоть какие-то эмоции. Единственное, что в них можно было прочесть – это необъяснимое смирение.

Андрею на секунду показалось, что он тонет в ее глазах. Буквально. Его мысли заполнили видения.

На дороге стоит мужчина, а ему на встречу мчится грузовик. До удара остается доля секунды, но мужчина больше не боится, страх прошел. В этот миг глаза мужчины стали такими же, как у этой девушки. Видение исчезает и появляется новое.

Больничная палата, на кровати лежит сморщенная старушка, а ее руку крепко сжимает молодая женщина, ее дочь. Женщина плачет, а на мониторе полоска пульса становится все ровнее. Наконец по палате разносится писк аппаратуры, а в глазах женщины отражается смирение. Картинка снова меняется.

Бородатый мужчина приставил дуло пистолета к виску. По его щекам катятся слезы, глаза полны страха, но палец вдавливает курок все глубже. Раздается грохот выстрела, пуля вылетает из дула, но прежде, чем ее холодное прикосновение обжигает висок, глаза мужчины меняются и становятся такими же, как у двух предыдущих людей.

Андрей быстро моргнул. Видения рассеялись. Мужчина прижал пальцы к вискам: «Что только что произошло? Неужели все это было на самом деле?”. Он неуверенно посмотрел на девушку. Ее глаза были снова прикрыты очками.

-Кто ты? Ты пришла за мной? – он попытался изобразить спокойствие, но его голос дрожал от страха.

-Меня называют по-разному. Миктлантекутли, Синигами, Эмма, Аида, Морриган, Эрешкигаль, Ангел Смерти, но чаще всего «Пожалуйста, дай мне еще немного времени!», – девушка горько улыбнулась. – Нет, я пришла не за тобой, К тебе. У меня есть возможность, а у тебя время. Не переживай, Андрей, в ближайшие семь лет мы не встретимся, даже если я сильно захочу.

Мужчина дрогнул, когда услышал свое имя. «Значит все это правда? Она смерть? Я сейчас разговариваю со смертью? Слева от меня нежится в солнечных лучах смерть? Смерть?» – верещало подсознание мужчины.

На секунду ему показалось, что он может сделать лужу прямо на этом шезлонге, но затем взглянул на девушку. Всю жизнь в конце пути он ожидал увидеть старую сморщенную бабку в черном балахоне, а не такое прелестное создание в купальнике. Все не так уж и плохо.

-Мохито?

Девушку выхватила Андрей из самого разгара размышлений.

-А? Что? Какое? Где?

Андрей испугано огляделся и увидел у девушки в руках бокал с Мохито, который она пила через трубочку.

«Откуда?» – мысленно спросил у себя Андрей и заметил возле своего шезлонга небольшой столик, которого раньше не было. На нем стоял такой же Мохито с долькой лайма.

Мужчина взял бокал руки, покрутил, постучал пальцем по стеклу и откусил маленький кусочек лайма. Все было настоящим!

Андрей сделал глоток и по его горлу пронесся прохладный коктейль.

-Вкусно? – деликатно поинтересовалась девушка.

Андрей вздрогнул. На мгновение он даже забыл про нее.

-Ты Смерть? – прямо спросил мужчина.

-Да. Так меня тоже называют и, если честно, мне это имя нравится больше всех.

-Это значит, что я умер?

-Нет, к сожалению, в ближайшее время тебе это не грозит. Как бы ты не старался… – последняя фраза у нее вышла протяжной. Когда она ее говорила, то с каждым новым слогом ее голос становился более хриплым и грубым, – неудачник.

От последнего слова Андрей вздрогнул. Раньше девушка была такой милой, а сейчас ее голос стал мерзким. Но мужчина должен был узнать, как спастись.

-Да, я неудачник! Я проклят! Что мне делать? Помоги! – Андрей перешел на крик. – Помоги мне! Как мне с этим справиться? Скажи, что делать!

Она не отвечала, а только повторяла: «Неудачник». Ее голос становился все ужаснее. Она начала смеяться так, как бы это делал палач, который получает истинное наслаждение от своей работы. Ее лицо стало красным и уродливым, за спиной появились обуглившиеся черные крылья, а на голове завивающиеся рога. Глаза существа, которое совсем недавно было милой девушкой, налились кровью. Она, или лучше сказать оно, пошло навстречу Андрею. Оно схватило мужчину за плечи и последнее, что он почувствовал прежде чем отключится, это как ее когти разрывают кожу и болезненно впиваются в правое плечо.

VIII

«Мягко. Как же мне удобно. Наверное, я умер и попал в рай, – Андрей лежал и ему было уютно. Но он немного двинулся и приятные ощущения быстро развеяла боль в плече. – Неужели в рай попадают с увечьями? Так же не честно! Например, как можно плясать с нимфами, если у тебя нет ног? Это уже не рай, а какая-то извращенная версия ада.

По телу мужчины пробежал холод: «Ад? Не-не-не. Я туда не хочу. Я бы хорошим человеком и такого не заслужил! Где справедливость?»

Сбоку послышалось недовольное бурчание. Мужчина насторожился: «Неужели все это время я говорил вслух и привлек внимание демонов?»

Бурчание становилось громче, а Андрей упорно пытался вспомнить хоть какую-то молитву, но ничего не лезло в голову. Он решил открыть глаза.

Было темно. Во мраке были видны только очертания предметов, но он был уверен, что комната летает и постоянно меняет форму: закругляется, вытягивается и выгибается под различными углами.

Андрею было достаточно хотя бы на мгновение задержать взгляд на каком-то предмете, как он клонировал сам себя и размножался с геометрической прогрессией.

Мужчина взглянул на какой-то квадрат и тот загорелся синим пламенем. Раздался громогласный голос, но мужчина не смог разобрать слов.

Квадрат начал размножатся. Через мгновения их стало два, потом четыре, потом восемь и так до тех пор, пока они не заполнили все пространство перед мужчиной.

Андрей закричал, попытался вскочить и убежать.

Левую руку пронзила боль, которая мигом расползлась и захватила все тело. Андрей закричал сильнее и снова попытался встать. Боль снова пронеслась по телу и только теперь мужчина понял, что привязан.

-Т…иииии…ш…еееее! – раздались протяжные и шипящие звуки.

Мужчина не смог их разобрать, но понял, что демоны пришли за ним. Он повернул голову и увидел огромного монстра, который садился на белый, летающий в воздухе, парапет. Монстр начал размножатся, как и все предметы, на которых мужчина задерживал взгляд.

Еще секунду Андрей испуганно смотрел семиглазое существо с множеством рук, а потом желудок не выдержал и сработал рвотный рефлекс. Мужчина поднял голову и понял, что комната начала кружится еще быстрее. Андрея снова вырвало. А потом еще и еще. Так продолжалось до тех пор, пока его желудок полностью не опустел. Андрей начал проваливаться в небытие, а вокруг смешивались сотни звуков, которые мужчина не мог разобрать.

IX

Когда он снова открыл глаза, то мир больше не вращался. Голова раскалывалась, в животе урчало, но комната стояла на месте. Уже было не так темно, а небо за окном посветлело. Несколько секунд мужчина пытался осознать, где находится, но синяя краска на стенах, старые кровати на пружинах и кварцевая лампа над дверью быстро прояснили ситуацию.

-Здорово же тебя плющило, – раздался заспанный голос. Он не был громким, но больно ударил по ушам мужчины. Сейчас даже маленькая муха, показалась бы Андрею грузовым поездом. Он совсем не понял, что ему (или не ему, но тогда кому?) только что сказали.

-Что? – спросил мужчина.

-Ниче!

Старик ответил по привычке и сразу осознал, что сейчас это неуместно.

-Что случилось? – умоляющи спросил Андрей.

Старик хотел поговорить, поэтому не поленился ответить.

– Ничего особенного. Два санитара приволокли тебя в палату. Ты был без сознания и с разбитой головой, – после этих слов Андрей хотел прикоснутся к голове, но понял, что он все еще привязан, – доктора немного пошаманили над тобой, привели в порядок и уже собирались уйти, но, похоже, ты их сильно достал. Очень. И они решили вкололи тебе дополнительную дозу Кетамина, чтобы ты дольше спал и не доставал их еще хотя бы пару часов. Кто ж знал, что у тебя на него такая сильная реакция?

-Откуда ты знаешь, что это был Кетамин? Они тебя сами это сказали? – раздраженно спросил Андрей.

Этот человек не нравился ему с первых минут знакомства, а время только усиливало это ощущение.

Старик лукаво улыбнулся и с напускной скромностью ответил:

-О, нет, просто в этих вещах я кое-что понимаю.

Андрей уставился в потолок, углы которого все еще немного кружились.

-Сколько сейчас время?

– Пол пятого утра. Опять решил сбежать? Думаешь? в четвертый раз получится? Ты же тот еще неудачник! Уверен, что если попробуешь, то мы очень скоро опять встретимся в этой палате. Но я не против, мне лишние деньги не помешают, – он проникновенно посмотрел Андрею в глаза и его лицо перекосилось в хитрой улыбке торговца, который собирается обобрать своего клиента до нитки. – Ты же прекрасно понимаешь, доктора не поверили, что ты Гудини и избавился от веревок сам. Я хожу по лезвию бритвы, а я не хочу проблем.

Он снова улыбнулся и продолжил:

–Я не альтруист, но за тысячу готов помочь.

В голове Андрея проскользнули нехорошие мысли.

Никогда в жизни никто не раздражал его, как этот старик. Сначала Андрей представил, как выкидывает его в окно. Тот падает, как мешок с песком, мимо других окон, удивленные люди не верят своим глазам, а потом он, наконец, он бьется об землю с глухим ударом…

Затем Андрей представил, как старик лежит головой возле дверного косяка, а он с силой открывает и закрывает дверь. Старик дергается и пытается что-то говорить про деньги и наркотики, но Андрей с силой дергает дверь в последний раз и старик замолкает. Навсегда.

Потом мужчина представил, как берет прикроватную тумбочку и начинает молча избивать ей старика. В полной тишине палаты, слышатся только звонкие удары. Так продолжается до тех пор, пока враг не превращается в человеческую отбивную.

В голове мужчины образы были наполнены не злостью, а скорее негодования. В них не было ни капли настоящей жестокости. Там не было крови, а старик был не тем человеком, который сейчас сидит возле него на кровати, а скорее тряпичной куклой, которая была похоже на него.

Андрей вряд ли смог убить, поэтому он испугался своих мыслей. А потом вспомнил, что уже убивал. Он начал быстро размышлять: «О чем я вообще думаю, убить еще одного? Неужели слишком мало смертей на моей совести? Почему вообще я так вспылил? Он предлагает помощь, а я думаю, как буду его убивать, что со мной творится?»

У Андрея было еще много вопросов на которые он не мог дать ответов. Он пришел к выводу, что старик прав и, хотя у Андрея не было денег, он действительно не Гудини и не сможет сам выпутаться из веревок.

-Хорошо. Развязывай, – обратился Андрей к старику.

Все сложилось удачно! Утром в больнице персонала почти не было, а те, кто был, размеренно похрапывали в ординаторской. Кроме медсестры, которая в одиночестве дремала на посту.

В этот раз покинуть больницу Андрею не составило труда. Он просто вышел, а его никто не пытался остановить.

Мужчина вдохнул полной грудью холодный утренний воздух и сразу напрягся. «Удачно сложилось? – он покрутил в голове эти два слова. –Такого просто не может быть! Тут что-то не так. Я проклят, я неудачник, мне не могло повезти! Хотя не может же мне не фартить на каждом шагу? Иногда и у неудачи бывают перекуры. Например, в тот момент, когда милая полненькая женщина вызвала мне такси… а потом бросилась под колеса грузовика.,.»

«Арина…» – со вздохом подумал Андрей и помахал головой, чтобы избавится от ненужных мыслей.

Он уже отошел от больницы на приличное расстояние, достал телефон и набрал номер такси.

Акт 3. Смирение
I

Девять тридцать.

Дверь офисного здания открылась, к проходной потекли живые ручьи. Все меланхолично шли с кислыми лицами, никто не спешил и не толкался. Мало кто по-настоящему хотел работать.

Девяносто девять процентов людей умирают в тот самый момент, когда будильник зовет на работу. Через мгновение они превращаются в зомби. Отрешенно встают с кровати, чистят зубы, одеваются, прожигают рабочий день и возвращаются домой.

Там в них снова зарождается капля жизни, но превращение обратно в людей занимает много сил, и они решают немного повременить. Некоторые ждут до выходных, некоторые до зарплаты, а некоторые навсегда забывают какого это быть людьми. Они умирают задолго до того, как перестает биться их сердце.

Андрей шел вперед, по дороге огибая пустых марионеток в выглаженных костюмах со стильными удавками на шеях.

Он сделал еще несколько шагов и замер. В маленькой будочке возле турникетов, сидел знакомый охранник. Его измученный вид и огромные синяки под красными глазами указывали, что этой ночью он не спал.

Одной рукой он подпирал налитую свинцом голову, а второй брал пропуска и делал вид, что их проверяет. В душе Андрею было приятно, что этому человеку сейчас плохо. После их последней встречи он его презирал. Мужчина попробовал незаметно пройти через турникеты с толпой, но его окликнули:

-Эй, ты куда это собрался. Покажи пропуск, а потом иди.

Андрей подошел к окну и улыбнулся.

-Здравствуйте Александр, – сказал он с улыбкой и тут же подумал: «Чтоб тебе провалится, старый говнюк!».

-Привет, привет, – сказал охранник хриплым голосом, не узнавая мужчину.

Едва старик открыл рот, оттуда вырвался стойкий запах спиртного. Он несколько секунд, оценивающе смотрел на Андрея, а потом его губы скривились в самодовольной усмешке, и он воскликнул:

– О, так это же ты! В этот раз надеюсь ты взял пропуск?

Андрей про него совсем забыл. Ему стало за себя стыдно, но при этом он возненавидел старика еще больше. Мужчина замечтался.

Он подумал, что было бы уместно ворваться к нему в будку, выбить с ноги дверь, схватить старика за голову и начать избивать об стол, а в перерывах между ударами спрашивать: «А без удостоверения никак? Мы же с вами вроде договорились!». Он с ужасом выкинул эти мысли из головы, но у него вырвалось:

-А без удостоверения никак?

Несколько секунд охранник удивленно смотрел на Андрея, закрывал и открывал глаза, как будто не мог поверить в происходящее.

-Ты что дурак? Как я тебя пропущу без удостоверения? А если ты маньяк или террорист, который решил взорвать здание? На офис и людей мне, конечно, плевать, но, если это произойдет, виноватым сделают меня. Я не хочу оставшуюся половину жизни провести в тюрьме. Нет, братец, иди как ты домой за удостоверением, если оно у тебя действительно есть.

Охранник осмотрел Андрея с ног до головы.

– Серьезно, парень, лучше уходи или я вызову милицию.

Андрей понимал, что никого он не вызовет. Если вызовет, то Андрею ничего не будет, а его уволят за «не совсем трезвый вид».

Но судьба была не на стороне мужчины, и он решил не бросать ей очередной вызов.

Андрей вышел на улицу и достал телефон. Включилась подсветка и пикнул динамик, обозначая, что садится аккумулятор. Андрей посмотрел на экран. Индикатор батареи был пустой с восклицательным знаком – это значило, что телефон в любой момент может выключится.

Андрей набрал номер шефа. В трубки зазвучали продолжительные гудки и когда мужчина был уверен, что трубку никто не возьмет, из динамика раздался раздраженный голос.

-Да.

-Геннадий Петрович, где вы сейчас? Я стою в холле нашего офисного здания и не могу пройти через проходную. Мне срочно нужна ваша помощь! – Андрей проговорил это быстро и на одном дыхании.

Никто не ответил.

-Геннадий Петрович? – сказал в трубку мужчина и посмотрел на экран.

Подсветка потухла. Андрей нажал кнопку включения. Ничего. Он зажал кнопку, телефон дважды пикнул – на экране появилась иконка перечеркнутой батареи. Телефон полностью сел.

Десять минут мужчина сидел в холле на мягком черном кресле. Все это время на него с опаской поглядывал охранник, но никаких действий не предпринимал. Вскоре ему это надоело, он занялся своими делами, а Андрей немного расслабился.

К зданию подбежал парень. Он на бегу толкнул стеклянную дверь, та широко распахнулась и с грохотом ударилась об стену.

От испуга охранник, который плавал в своих похмельных мечтах, вздрогнул. Он рывком подняться со стула, схватится за табельный пистолет и попытался его достать. Дрожащие руки не слушались и у него ничего не вышло. Когда они, наконец, пришли в норму, то старик понял, что оружие не нужно.

Парень поскользнулся, сделал по инерции несколько шагов и упал. В воздух взлетела стопка листов. Сначала парень скорчился от боли, а когда поднял голову, то побелел от ужаса.

Андрей решил помочь, чтобы отвлечься от негативных мыслей. Они с парнем быстро собрали бумаги, тот коротко поблагодарил мужчину и помчался дальше.

За турникетами Андрей увидел шефа. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего. Андрей встретился взглядом с боссом, и в этот момент в начальника врезался нерасторопный парень.

«У него сегодня тоже не лучший день» – с жалостью подумал Андрей. Он не ожидал того, что произойдет дальше.

Парень встал, но Геннадия Петровича не дал ему сделать даже шаг. Он развернулся и ударил подушечкой ладони парню в плечо. Тот не удержал равновесие, снова упал на землю и раскидал бумаги.

После удара шеф потерял всякий интерес к парню. Даже если бы он умер, Геннадий Петрович все равно не посмотрел бы в его сторону. Сейчас его яростный взгляд был прикован к глазам сотрудника, которого он ненавидел больше всего на свете. Андрей съежился под таким пронзительным взглядом: «Что я сделал не так? В чем я виноват? Что сейчас будет?»

Кое-чего мужчина боялся больше, чем ответов на эти вопросы. Он боялся себя и своего вспыльчивого характера.

Андрей был не уверен, что сможет держать себя в руках, если Петрович будет слишком грубым. Мужчина решил начать первым, чтобы уменьшить возможные последствия.

-Здравствуйте Геннадий Петрович, – сказал вежливым тоном Андрей и улыбнулся.

Ответа не последовало.

– Я забыл дома пропуск, не могли бы вы меня провести?

-Забыл дома пропуск? – Начальник злобно засмеялся, а потом продолжил говорить с напускной добродушной интонацией, за которой слышался яд. – Ты идиот! Но ничего страшного, пропуск тебе больше не понадобится.

-Почему?

-Ты уволен!

Андрей побледнел. Шеф увидел, какую он произвел реакцию и на его лице отразилось злорадное самодовольство.

-Вещи заберешь завтра, – он развернулся на каблуках и пошел обратно.

Андрей заметил, что охранник недоволен. Тот ожидал большего.

Через мгновение его лицо вытянулось от удивления. Геннадий Петрович со всей силы, каблуком ботинка пнул основание турникета. По холлу разнесся громкий звук удара, а на металле осталось вмятина. Охранник хотел закричать, но от шока не смог открыть рот.

Андрею продолжение сцены было не интересно, он вышел на улицу.

Грозовые тучи затянули небо и шел дождь. Люди пряталось под навесами, сбитые с толку резкой переменой погоды. Кажется, один Андрей не удивлялся. Когда он был в больнице светило солнце, а теперь, как только он выбрался, опять пошел дождь. Все дело в нем.

-Простите, люди, вам придется мокнуть из-за меня.

II

Раздалась трель звонка. Двери открыл Вадим с мокрыми волосами в синем махровом халате, с зубной щеткой в правой руке, которой он водил по зубам.

Он произнес что-то нечленораздельное, изо рта выпало несколько капель зубной пасты. Его рука непроизвольно коснулась едва заметного синяка под правым глазом.

-Привет, Вадим.

Мужчина несколько секунд оценивающе смотрел на гостя и размышлял, стоит ли его впускать или лучше сразу вызвать милицию. Наконец он сдался, кивнул в знак приветствия и жестом указал Андрею, что тот может войти.

Вадим ушел обратно на водные процедуры в ванную, а Андрей зашел в дом, немного прикрыл дверь и остался один в просторной прихожей.

Это было так давно! Он коснулся рукой деревянного пола и по ней пробежал ветерок, который вырвался из незакрытой двери.

«Я был здесь два дня назад, а кажется прошла целая вечность. Теперь я другой. На моей совести три смерти. Одного я убил лично. Он вытянул перед собой руки и несколько секунд смотрел на них, как будто пытался увидеть кровь, а затем сполз по стене на пол и тихо заплакал.

Вытирая лицо полотенцем в прихожей появился Вадим. Он бросил беглый взгляд на Андрея и собирался идти дальше, игнорируя, но все же решил узнать, что с ним. «Вдруг он под наркотиками и опасен? Нужно проверить» – думал он. Его не волновали причины, по которым плачет его «друг», им двигал эгоизм.

-Фомин, ты совсем расклеился.

Андрей услышал свою фамилию и это вывело его из транса. Он оторвал руки от лица, вытер тыльной стороной ладони слезы, быстро поднялся на ноги и немного натянул уголки губ в подобии улыбки.

-Так оно и есть.

-Хочешь, я покажу тебе мою новую малышку?

-Ты хочешь познакомить меня со своей подружкой?

-Можно и так сказать. Пошли.

Вадим ушел вперед с широкой улыбкой и жестом указал следовать за ним.

Они подошли к французскому окну, Вадим отдернул шторы и перед ними открылся величественный вид на город с высоты шестого этажа.

Андрей жил на пять этажей выше, но из своего окна он мог увидеть только соседний дом, кусты и несколько деревьев. Поэтому открывшийся вид завораживал. Он на мгновение забыл о проблемах и с любопытством наблюдал за кучками маленьких людей, которые мчались по своим делам.

Вадим затаил дыхания от ожидания. Он был как ребенок, в предвкушении того, что скоро сможет похвастаться перед школьным другом новой игрушкой, которую купила мама.

Только в этом случае мама ни причем и игрушку он купил за свой счет. От этого становилось только приятнее. Вадим положил руку на плечо Андрея и тот вскрикнул от боли.

-Прости, прости, – оправдывался он, не понимая, что сделал не так (его это не волновало), и попытался быстро вернутся к первоначальному плану.

Он указал пальцем куда-то вниз и с обожанием произнес:

-Вот она… Моя детка.

-Где? – спросил Андрей, который не понимал, на какую из девушек показывает его друг. – Вон та, в розовой куртке?

-Какой еще куртке? – громко воскликнул Вадим и хотел добавить: «Идиот», но неосознанно коснулся правого глаза и передумал. – Вон, видишь, серебристая красотка, Мерседес X156 стоит на стоянке? Эта детка моя!

-Так ты о машине?

Андрей заливисто рассмеялся.

Вадим не ответил, только недовольно отвернулся и рывком задернул шторы.

-Может ты пока не понял всего великолепия, но мы с тобой еще на ней покатаемся, и ты оценишь все ее прелести. – сказал он и звякнул ключами, которые все это время как бы невзначай держал в руках.

III

Вадим разогревал кексы в микроволновке. Андрей развалился на мягком уголке в конце комнаты и пил чай.

Каждый раз, когда он делал глоток, то звонко хлюпал и громко втягивал в себя напиток. После каждого такого раза Вадима передергивало от отвращения. Он ненавидел, когда чавкают или прихлебывают. Для него это было почти тоже самое, что и смачно высморкаться в носовой платок, а затем раскрыть его и показать всем окружающим сопли или громко пукнуть и, махая рукой к себе, глубоко втягивать этот запах.

Вадим неприязненно покосился на Андрея: «Он ведет себя как бескультурная свинья! Зачем я опять его впустил? А мог ли не впустить? Если бы он вышел из себя, то снес бы мне дверь и убил раньше, чем я успел взять в руки телефон и вызвал милицию. Ладно, раз он уже здесь, то он будет первым, с кем я покатаюсь на своей новой малышке и это будет отличным способом от него избавится. Высажу его где-нибудь и поеду дальше, а скажу, что по делам. Отлично, сразу после ужина так и поступлю!»

Вадим положил на стол, возле вазы с фруктами, большой поднос с кексами, а рядом маленький нож и блюдце со сливочным маслом.

Он ничуть не удивился, когда Андрей без всякого чувства такта набросился на кексы, начал быстро запихивать их в рот и глотать, почти не пережевывая. Вадим поежился и попытался скрыть презрение.

Все лицо и одежда Андрея были в крошках. Громко чавкая, он пытался говорить, но Вадим не понял ни слова и спросил:

-Что?

Андрей проглотил большой кекс почти целиком, запил его большой порцией чая, осушив при этом половину полулитровой кружки.

-Ты знаешь, что случилось с Ариной?

-С кем?

Вадим поднял брови.

-С девушкой, к которой ты меня отравил, сказав, что она ведьма.

Вадим удивленно посмотрел на собеседника.

-Нет. Меня не интересует жизнь жирной дуры, которая думает, что владеет магией, – последнее слово он выплюнул с особым презрением.

Андрея охватила ярость: «Да как он смеет так говорить о ней так?» Но он быстро взял себя в руки и слегка дрожащим голосом продолжил:

-Она мертва. Прыгнула под грузовик, – с грустью в голосе сказал Андрей и посмотрел на друга. Вадим даже не шевельнулся, а его лицо оставалась таким же непроницаемым. Ему было все равно.

– Потом в меня стрелял ненормальный таксист и когда он понял, что ему не удалось меня убить, то застрелился сам, – Андрей снова посмотрел на Вадима.

Тому, похоже, опять было все равно. Его не заботили чужие жизни и ему становилось скучно. Андрей начал рассказывать быстро, но одном дыхании, чтобы его собеседник не начал его игнорировать. Ему нужно было поделиться с кем-то хотя бы частью своей истории.

– Потом я увидел труп Арины, меня вырвало, и я потерял сознание. Проснулся в больнице. Знал бы ты сколько раз я пытался сбежать! Там меня накачали наркотиками и мне показалось, что я видел смерть, –Андрей сделал паузу, – кстати, она была очень красивая.

-Красивая смерть? –Вадим рассмеялся. – Ты, наверное, сошел с ума!

Про себя он добавил уже без капли юмора: «Конечно сошел, что за дурацкий вопрос?» Андрей погрузился в воспоминания и не услышал слов Вадима. «Что если я действительно видел смерть? Я мог у нее столько всего узнать, но вместо этого просто пил с ней коктейль? Хотя это тоже не плохо, она симпатичная» – он усмехнулся своим мыслям и продолжил:

-Потом смерть начала превращаться в огромного демона…

-Вот это уже ближе к реальности, – перебил Вадим с улыбкой и неожиданно для себя озвучил собственные мысли, – но ты точно псих!

Эти слова Андрей пропустил.

-Ее лицо стало таким мерзким и красным, на голове начали расти завивающиеся рога, а за спиной уродливые крылья. Это больше была не смерть, а демон, который когтями впивался мне в плоть и начал повторять, что я проклят. Потом я проснулся, меня еще немного глючило, а потом мне пришлось отдать почти все деньги этому мерзкому старикашке с манерами профессионального торговца и тогда он помог мне сбежать с больницы.

-Отдал все деньги? Сбежал из больницы? – лицо Вадима побелело, а голос начал дрожал. Он подумал: «А не приютил ли я у себя опасного психопата?». – В каком отделении ты лежал?

-В хирургии.

Андрей решил умолчать, что это было особое отделение, для тех, кто под следственным подозрением. Его ведь ни в чем не обвиняют и, наверное, не пересели в другую палату только потому, что не было мест.

Вадим напрягся и теперь вслушивался в каждое сказанное слово, боясь, что невнимательность может стоить ему жизни.

-Как ты туда попал?

-Я же говорил, в меня стреляли и ранили плечо. Так вот, когда я выбрался из больницы и пришел на работу, то шеф наорал на меня и уволил.

«Какой же ты жалкий неудачник» – думал Вадим и даже не догадывался насколько был прав. С этой мыслью он разрезал напополам кекс и маленьким ножом начал намазывать на него с двух сторон сливочное масло, большой кусок упал возле стола, но Вадим не стал ничего с этим делать, решив убрать позже.

-Потом я приехал домой, – Андрей болезненно сглотнул и посмотрел на правую руку, обмотанную галстуком, – Домофон к моему приезду уже починили и мне пришлось лезть через окно. Там об осколки стекла я глубоко порезал руку, но настоящий кошмар ждал меня дальше. Лифт все еще не работал, и я поднялся на одиннадцатый этаж пешком. До этого момента я все еще не верил в слова милицейских.

-Какие слова?

-Они сказали, что меня ограбили и у меня вынесли все! До того, как я подошел к своей квартире я сомневался. Думал, что они преувеличили. Как только я увидел дверь, то понял, что они приуменьшили. В квартире не осталось ничего. Вынесли все: технику, одежду, личные вещи, посуду, столы, стулья. Они даже отклеили от стен обои и отодрали плинтуса. У меня не осталось даже двери.

Андрей сглотнул и заметил, что друг слушает его с любопытством.

-Вадим, ты понимаешь, что у меня даже дверь сняли с петель и унесли? Моя квартира стала пустой бетонной коробкой, в которой вместо обоев на стенах красовались надписи. Множество надписей: баллончиками, маркерами и карандашами. Откуда их там столько за три дня? Мою квартиру больше нельзя назвать уютным домом, теперь это пещера, в которой вместо двери на полу лежит кусок милицейской ленты, запрещающий проход.

IV

Вадим изобразил сочувствие и похлопал «друга» (которого на самом деле, он считал скорее опасным психопатом) по плечу. Андрей скривился от боли, но Вадим не обратил на это внимания.

-Это все конечно неприятно, но не мог бы ты подать мне нож.

Андрей находился в прострации. Он медленно перевел взгляд с Вадима на маленький нож для масла, который тот держал в руках, и обратно.

-Нет, этот сильно маленький, я им яблоко не порежу. Подай мне вон тот.

Он указал пальцем в сторону шкафа. Андрей будто в трансе, послушно встал, открыл шкаф и взялся за широкий нож.

-Этот? – монотонным голосом спросил Андрей, глядя пустым взглядом насквозь головы друга. Мыслями он был далеко отсюда, а реальность казалась ему ненастоящей.

Мужчина кивнул. Андрей взял огромный нож и начал возвращаться обратно.

Внезапно он поскользнулся на кусочке сливочного масла и со звонким ударом рухнул на колени, к ногам Вадима. Мужчина оказался в глупом положении и на секунду почувствовал себя как раб у ног повелителя.

С этой мыслью к нему вновь вернулась бодрость и ощущение реальности. Андрей улыбнулся, думая о том, какой он нерасторопный и как глупо сейчас выглядит. Он поднял глаза на друга, и улыбка мигом сошла с его лица.

Только теперь он понял, что до сих пор держит в руках тот самый полуметровый нож, который по самую рукоятку зашел Вадиму в грудь.

Левой рукой он закрыл себе рот и сильно прикусил указательный палец. Кожа лопнула и на его рубашку упало несколько капель крови, но этого не заметил.

Он в ужасе смотрел правую руку, которой сжимал рукоять ножа. Красное пятно на халате Вадима росло и кровь бодрыми струйками стекала по телу вниз, на оббитый коричневой кожей мягкий диван, и скапливалась в продавленной от веса мужчины ямке, наполняя ее до краев.

Андрей смотрел в мертвые глаза друга, а его тело поразил ужас. Мужчина хотел встать и убежать, но не мог двинутся с места и завороженно смотрел на нож.

Раздался тихий звук капель, разбивающихся об паркет. В голове Андрея он звучал, как раскат грома или звук удара молотка судьи, обозначающий смертный приговор.

Мужчина сильно сжал веки. Он надеялся, что когда откроет глаза, то перед ним будет сидеть живой Вадим и улыбаться. Он скажет: «Здорово я тебя разыграл, да?», пальцем проведет по ране и поднесет ее ко рту, слижет каплю крови, повернет палец к Андрею и с еще более широкой улыбкой скажет: «кетчуп», после чего заливисто рассмеется.

Андрей почувствовал, как его колени намокли. Он открыл глаза. Вадим все еще сидел на прежнем месте с ножом в груди, а выражение его лица оставалось все таким же мертвым. Ручейки крови уже спустились с кресла и теперь мужчина стоял на коленях в крови друга.

У Андрея началась паника, которая застилала рассудок и принесла навязчивую идею, что Вадим жив. Мужчина в нее поверил, несмотря на всю абсурдность.

-Может, он не умер, а у него просто шок? Тогда ему срочно нужно помочь!

Он наклонился к Вадиму, двумя руками схватился за нож и вытащил его одним рывком.

Струя крови вырвалась из раны и с ног до головы залила Андрея. Он не растерялся и зажал дыру руками.

-Не переживай дружище, мы с тобой и не через такое проходили! Прорвемся!

Андрей начал терять рассудок. Его мысли путались, и чтобы прекратить кровотечение, он оторвал рукав рубашки и заткнул ею, как пробкой, дыру в груди Вадима.

-Отлично! – Андрей улыбнулся. – Кровотечение мы остановили, теперь нужно обработать рану. И он, радостно перескакивая с ноги на ногу, побежал в другую комнату за аптечкой, оставляя за собой кровавые следы на паркете

Он вернулся с коробочкой медикаментов и достал бутылочку, на которой было написано: «Перекись водорода». Андрей открутил крышку, глубоко вдохнул запах лекарства, кивнул своим мыслям, смочил ватку и начал протирать ей кожу вокруг раны.

-Сейчас немного пощиплет, но я помогу.

Он начал дуть на рану, но через пару секунд передумал.

-Нет, так не пойдет, рана слишком большая.

Мужчина вновь открутил пузырек и вылил все его содержимое на тряпку, которой была закрыта дырка в груди Вадима. Едва перекись водорода коснулась кожи, то сразу вспенилась с противным шипением, которое казалось невероятно громким в окружающей тишине.

Андрей снова покачал головой.

-Нет-нет-нет. Так дело не пойдет.

Он посмотрел Вадиму в глаза.

-Дружище, ты потерпишь?

Андрей взял со стола яблоко из-за которого все это произошло и вставил Вадиму в рот.

-Готов? – спросил он у трупа.

Труп не ответил.

Мужчина достал из аптечки флакон со спиртом, открутил крышку, немного наклонил Вадима назад и начал лить спирт на рану. Андрей жмурился, как будто чувствовал боль, которую должен был испытать его друг.

Он отвернулся, не переставая лить спирт и почувствовал, как в ногу что-то уперлось. Андрей повернул голову, его друг съехал на пол и обнажил дыру от ножа в спинке кресла.

Еще несколько секунд Андрей смотрел на дырку в кожаной обивке, а затем без сил рухнул на колени, свернулся калачиком и заплакал.

-Почему я не могу просто сойти с ума?

V

Пятнадцать минут спустя Андрей, весь в крови, стоял на подоконнике и смотрел на оживленную улицу и людей, которые сновали по своим делам. Они были похожи на муравьев.

Андрей подумал, что многие из них ненавидят жизнь. Идиоты. Жаль они не понимают, что у них есть все для счастья. Две руки, две ноги, а главное нет проклятья, которое нависло грозовым облаком над Андреем и обрекало на мучения его и всех окружающих.

-Так больше не может продолжатся, – Андрей вытер рукавом слезы, которые текли по щекам.

Он отошел в конец комнаты для разбега. У него не было желания падать на тротуар, он легко мог упасть кому-нибудь на голову и добавить к списку еще один труп.

Андрей заглянул за спину, как будто мог через стену увидеть тело Вадима, и мысленно попрощался. «Покойся с миром, друг, скоро мы с тобой встретимся» – с этой мыслью он разбежался и прыгнул в окно.

Секунды падения длились бесконечно долго. Мужчина надеялся, что у него произойдет разрыв сердца и о землю ударится уже не он, а его пустое тело. Андрей ни капли не жалел о своем поступке, но было страшно.

«Что будет после смерти? Рай? Ад? Что-то другое?»

До земли осталось меньше секунды. Он закрыл глаза и тут же в его голове вспыхнул образ: девушка, которая представилась Смертью, поворачивается к нему и шепотом говорит: «Даже не надейся».

«Уже рай?» – Андрей открыл глаза и увидел проносящиеся мимо дома. Как же хорошо, наконец-то! Он подложил под голову руки и заметил, что они были холодные. Наверное, у трупов всегда так.

Неожиданно его резко тряхнуло, и он больно ударился головой. Мертвые могут испытывать боль? Едва ли. Мужчина поднял голову и увидел за забором бегущих к нему людей. Забор?

Он сел и стал осматриваться.

Андрей лежал в автомобильном кузове, на огромной куче сена. Вокруг стояли машины со включенными аварийными сигналами и толпы людей, количество которых росло с каждой секундой. Все оглядывали Андрея с ног до головы с открытыми ртами.

Люди не могли поверить, что человек, который меньше минуты назад упал с неба с громким криком, теперь сидит перед ними весь в крови, но выглядит невредимым.

Из салона грузовика вышел мужчина лет сорока и направился к кузову. На нем была заляпанная рубаха, рукава которой были закатаны и обнажали мощные волосатые руки и штаны на подтяжках. Во рту у него была зубочистка, которую он нервно передвигал языком, пока она не выпала, когда он вскрикнул при виде Андрея.

-Парень, – сказал он и замолчал.

Он старательно подбирал, что нужно сказать дальше. Но ничего не мог придумать и просто смотрел на Андрея.

Андрей встал, вылез из кузова, отряхнулся и спокойно сказал:

-Спасибо.

Шокированный мужчина продолжал смотреть так, будто видит человека, который только что воскрес из мертвых. Может в каком-то смысле так и было?

Андрей пожал плечами и пошел обратно в квартиру. Он разучился удивляется.

Владелец грузовика немного пришел в себя и сзади послышался его запоздалый ответ:

-Ага. С тобой все в порядке? – голос мужчины дрожал, он очень волновался и говорил так осторожно, как будто одно неправильное слово может убить его нового, свалившегося с небес, знакомого и обречь его самого на многолетнее тюремное заточение.

Андрей повернулся и широко улыбнулся. На самом деле у него не было хорошего настроения – это были последствия пережитого шока, но его вполне устраивала нахлынувшая бодрость духа и ясность ума.

– Да, а что со мной могло случится?

Мужчину и всех окружающих заставила застыть на месте его непоколебимая уверенность в себе и происходящим. Люди начали шептаться:

-Кто он такой?

Андрей мысленно ответил на их вопрос: «Просто псих», а потом молча повернулся и пошел обратно в подъезд.

VI

Дверь была не заперта. Андрей без проблем вернулся обратно в квартиру. Он подошел к трупу Вадима и глядя на него стал размышлять.

«И что мне с тобой делать? Так и оставить? Глупо. Замуровать в стену? Архаично. Скормить свиньям? Банально. Похоронить на кладбище домашних животных? – Андрей усмехнулся. Ему эта идея понравилась, но от нее он тоже решил отказался. – Труп там никогда не найдут, вот только нет у нас кладбища домашних животных, но есть идея получше!»

Андрей вышел из кухни и пошел в гостиную, вернулся с большим ковром, в котором на белом фоне располагались черные пятна. Казалось, его сшили из множества далматинцев. Андрей усмехнулся, посмотрел на труп и вслух спросил: «Вадим, а ты точно не идейный наследник Круэллы де Виль?».

После этого Андрей завернул труп в ковер и свернул его трубочкой. У него получился слоенный рулет с начинкой из Вадима.

Несколько секунд мужчина смотрел на ковер, но потом сорвался с места и побежал в ванную. Когда он вернулся у него в руках был шампунь, гель для душа и после бритья, туалетная вода и килограммовый мешочек хлорной извести.

Андрей раскрутил ковер и вспомнил про ключи от машины, которой хвастался Вадим. Он с отвращением запустил дрожащую руку в карман к трупу. Он боялся, что сейчас его за запястье схватит холодная рука, пустые глаза уставятся прямо на него, рот откроется и оттуда вместе со зловонием вырвется утробный голос: «Ты что делаешь? Не трогай мою малышку. На ней можно ездить только со мной!».

Наконец мужчина нащупал ключи, быстро вытащил руку из пропитанного кровью халата и выдохнул. Он сказал в слух: «Не переживай, друг, ты будешь со мной», немного помолчал и добавил: «Хотя не за рулем, но тут уж прости»

К тому времени, когда солнце полностью скрылось за горизонтом, а улицы окончательно погрузились во мрак и опустели, Андрей полностью вычистил квартиру и переоделся. Его запачканные кровью вещи лежали в ковре, который был залит всем, что мужчина нашел в ванной и засыпан сверху половиной килограмма хлорки. Собаки никогда не унюхают!

Ему было стыдно, что приходится прятать труп друга, а не хоронить его, как подобает. Но у него не было выбора. Он считал, что в смерти Вадима виноват не он, а проклятье. Будет не честно, если его посадят за это в тюрьму.

Андрей дал себе обещание прочитать вовремя его похорон, хоть какую-то молитву и произнести последнюю речь.

VII

В свои владения полностью вступила ночь. Из открытого окна повеяло холодом, на улице было безлюдно, только свет луны гулял по двору.

«Пора» – подумал мужчина и бросил грустный взгляд на тело друга.

Андрей присел и попытался поднять ковер. Непоколебимая уверенность стерлась с его лица. План дал осечку в самом начале.

По отдельности Вадим, ковер и все средства, которые он использовал, чтобы отбить запах, весели не много. Однако вместе они превратились в нелегкую ношу, даже для закаленного физической работай Андрея.

-Какой же ты жирдяй, а так и не скажешь! – проговорил тихо Андрей и закинул ковер на плечо.

С огромными усилиями, опираясь о стол, он все-таки встал и, покачиваясь под тяжестью из стороны в сторону, поплелся к выходу. Там его ждал новый сюрприз.

Мужчина понял, что на лифте с ковром не поедешь. Во-первых, можно застрять, а во-вторых, встрять. Если поставить ковер на пол, то может стечь кровь и в лифте останутся улике. Такую роскошь Андрей не мог себе позволить, поэтому решил спускался по лестницы.

Ковер болезненно натирал плечо, ноги гудели от напряжения, а каждая новая ступенька отдавала болью во всем теле. Сломанная левая рука и простреленное правое плечо были вообще отдельной историей. Мужчина окончательно для себя уяснил, что не умеет планировать.

Тихо скуля, мужчина, наконец, выбрался из подъезда. Ковер лег в багажник, а Андрей упал на кресло водителя. В машине было прохладно, как раз то, что требовалось разгоряченному мужчине. Кожаное кресло оказалось невероятно мягким и удобным. Андрей расслабился и его глаза начали закрываться. Еще немного и мужчина уснул, но он вовремя одумался и похлопал себя щекам.

-Не спать! Тебе еще многое следует сделать!

Ключ зажигания сделал оборот, двигатель взревел, нарушая воцарившуюся на улицах тишину, и машина мягко двинулась с места. Андрей проехал несколько метров и совсем не ощутил погрешности дороги. Машину ни капли не трясло. Если бы не проскакивающие мимо дома, то мужчина подумал бы, что они с Вадимом стоят на месте.

Андрей вывел машину на трассу, начал набирать скорость и увидел требующего остановиться гаишника.

«Да ладно? Сейчас меня обвинят в угоне, а когда обыщут машину, то еще и в убийстве. Хотя разве могло быть по-другому? На взятку денег не хватит, но, опять же, ничего удивительного» – грустно размышлял мужчина.

Андрей мог взять деньги у Вадима в квартире, вряд ли его друг стал бы возражать. Но он считал, что это низко. Сначала убить друга, а потом еще и обокрасть – это уже слишком. Мужчина даже не понял, что все равно украл у него вещи, которые сейчас на нем, машину и, наконец, ковер.

Андрей еще раз глянул на гаишника, захотелось вдавить педаль газа в пол и промчатся мимо, но перед ним возник мысленный образ кровавой аварии, где машина с оглушительным грохотом прошивает насквозь школьный автобус. Слышатся детские крики, скрежет метала, а через мгновение раздается взрыв и наступает тишина. Андрей стал суеверным и решил доверится предчувствию. Лучше не рисковать. На свою жизнь ему уже плевать, а вот жизни других он все еще ценил. На его руках и без того было слишком много крови.

Он остановился возле обочины и открыл окно. Несколько секунд они с гаишником смотрели друг на друга, а потом парень присел и, оказавшись на уровне водителя, спросил:

-Можно ваши документы?

«Конечно, разве могло быть иначе? Он же остановил меня не для того, чтобы попросить закурить» – подумал Андрей и попытался оттянуть свою участь. Он сделал вид, что ищет документы в бардачке. Благо бумаг у Вадима было много и имитировать бурную деятельность было не сложно.

Он медленно перелистывал стопки и перекладывал бумажки из одной стопки в другую. Гаишник зевнул и лениво продолжил:

-Куда направляетесь?

-Закапывать труп, который лежит в багажнике, – честно ответил Андрей с широкой улыбкой.

Он больше не мог ждать и хотел получить наказание как можно быстрее: «Пускай меня ждет тюрьма, но это лучше, чем пытки совести. Я должен получить по заслугам. Давай же, заломай мне руки, упри меня головой к капоту, застегни на кистях наручники и скажи, что я арестован! Ну же!»

Мужчина в форме потянулся и снова зевнул.

-Тогда вам нужно спешить, а то трупы крайне быстро начинают разлагаться: налетят мухи, появится неприятный запах. От этого запаха, скажу я вам, не так-то просто избавиться, даже химчистка не поможет. Так что давай, езжай быстрее.

Он подмигнул Андрею, отошел от машины и жестом указал, что тот может двигаться дальше.

«Что происходит? Почему он меня отпускает?» – Андрей тупо уставился на гаишника, а тот продолжал широко улыбаться и махать рукой.

Машина тронулась с места, и мужчина продолжил путь к Берестецкому лесу, оставив странного сотрудника государственной автоинспекции позади.

«Почему? – крутилось всего одно слово в голове мужчины, но с сотнями разных приставок. – Почему он меня отпустил? Почему не проверил документы? Почему не проверил багажник? Почему так странно себя вел? Я ведь неудачник и должен был отправится прямиком в тюрьму! Так должно было быть, я это ждал! Почему мне повезло? Почему?»

VIII

Мрак рассеивался. Начало светать. На улице было холодно, окна запотели, но в автомобиле работал кондиционер, и Андрею было тепло. Скоро придется копать большую могилу, но пока он не хотел об этом думать.

«Хорошо нет дождя» – подумал мужчина, но не успел закончить мысль, как по машине забарабанили мелкие капли.

Андрей остановился на проселочной дороге. Он вышел на улицу, подставил лицо холодным дождевым каплям и рассмеялся.

-Меня так просто не возьмешь! Я взял с куртку, пальто и сапоги. Хотя у Вадима нога меньше на два размера, но я готов потерпеть. Я все предвидел! – закричал мужчина в небо.

Через секунду что-то разбилось об лоб Андрея с глухим хлопком. Он рефлекторно закрыл глаза, дернулся в сторону машины и звонко ударился об дверь.

-Проклятье!

Мужчина залез в салон и увидел, как об землю разбивается град размером с перепелиное яйцо. Мужчина завел двигатель и помчался на поиски укрытия, под которым можно защитится от града.

Когда он проехал две сотни метров и встал под большим деревом, град прекратился.

Андрей громко выругался, высунулся в окно и показал небесам фак. В этот самый момент, с очередным хлопком в его голову врезался, непонятно откуда взявшаяся, градина.

Андрей засунул голову в машину и почувствовал во рту солоноватый привкус. Он посмотрел в зеркало и увидел, что его лоб рассечен, а из раны маленькими струйками сочится кровь.

Мужчин снова рассмеялся и посмотрел на небо.

-Тонко, однако.

Андрей был почти у леса и внезапно вспомнил, что ему нечем копать могилу. Яму таких размеров руками или подручными средствами выкопать невозможно.

Он подъехал к последнему дому у леса, постучал в ворота и стал ждать.

Через несколько минут появился старик, возраст которого близился к шестидесяти. Он был в старых, протертых на коленях джинсах, серой рубашке с коротким рукавом, в резиновых сапогах, на которых застыли куски грязи и в варежках, запачканных навозом.

Андрей протянул руку и вежливым тоном начал:

-Здравствуйте, меня зовут Андрей, мне нужна Ваша помощь.

Старик молча пожал руку, не снимая перчаток. Андрей в ужасе глянул на руку, которая теперь была в навозе, но никак не отреагировал и попытался придать лицу самое бесстрастное выражение. Может у них так принято?

Андрей ждал, пока старик спросит, какая именно помощь нужна, но тот просто неприязненно молчал. Мужчина про себя выругался и тихо фыркнул.

-Мне нужна штыковая лопата, – начал он.

-И? – сказал старик и плюнул под ноги Андрею.

-Я хочу у вас ее купить.

-Цена? – опять так же коротко и пренебрежительно ответил старик.

-Зависит от качества.

После этих слов в глазах старика появилась капля уважения. Он кивнул и закрыл калитку. Андрей надеялся, что он пошел за лопатами, а не просто ушел.

Пока старика не было, мужчина вытер руку об траву. Она начала выглядеть чище, но сохранила тошнотворный запах навоза. «Сволочь! Он специально не снял перчатку, это точно!» – на Андрея накатила новая волна гнева, которая, впрочем, быстро отступила. Спустя пару минут старик вернулся с тремя лопатами в руках. Андрей был уже спокоен.

Он осмотрел лопаты. Первая была слишком короткая, но две оставшиеся были не плохими, но в одной была трещина в ручке, а вторая была слишком тяжелая. Андрей прикинул, что с его везением нельзя брать лопату с трещиной.

Он решил, что даже маленькая, едва заметная погрешность через пару минут в его руках расшириться до невероятных размеров и лопата сломается именно в том месте, где была трещина. Конечно, он подумал и о том, что с тяжелой лопатой он быстрее устанет и натрет мозоли, но все же с решил взять ее. С ней у него больше шансов закончить могилу.

-Я беру эту, –Андрей указал на тяжелую лопату. – Сколько?

-Сколько дашь?

-Сорок гривен.

Старик рассмеялся.

-Знаешь, куда можешь засунуть эти сорок гривен?

Андрей начал судорожно перебирать варианты: «Без лопаты мне не обойтись, но у меня нет больше денег. Что делать? Может попробовать бартер?»

Андрей залез в машину и достал оттуда ботинки Вадима, в которых он собирался копать. Кроссовки в такую погоду не самая подходящая обувь для копания могилы. Но все же мужчина решил, что лучше копать в кроссовках и с лопатой, чем в ботинках и руками.

Андрей еще раз взвесил в руках кроссовки и бросил беглый взгляд на старика, который даже не сдвинулся с места. Его лицо оставалось все таким же каменным, но в глазах был заметен небольшой огонек, который вспыхнул после того, как он увидел ботинки.

-Как насчет бартера? – сказал Андрей.

Уголки губ старика немного, едва заметно, натянулись. Он тщательно пытался сдержать усмешку.

– Ты предлагаешь мне поменять мою любимую лопату, на эти дешевые лапти, которые у меня через неделю порвутся? Такая сделка не просто глупая, а смертельно глупая. Представь себе сейчас, как я выйду в студеную осеннюю пору в лес, охотится на дичь. Зайду глубоко в леса, неожиданно стемнеет, а с неба, затянутого тяжелыми осенними тучами, пойдет проливной дождь. Я побегу домой, а в самый ответственный момент твои башмаки порвут. Будет темно, а я буду без обуви. Чтобы не поранится мне придется идти медленно и на ощупь, но дождь от этого меньше не станет. Так я приду домой только к утру, весь израненный и насквозь промокший. Знаешь, чем закончится эта история закончится?

Он уже не сдерживая улыбки смотрел на Андрея и ждал его реакции, а тот от злости только стиснул зубы. Андрей знал, что Вадим не стал бы покупать плохую обувь. «Эти кожаные ботинки стоят не одну тысячу! А старик на них только взглянул и теперь утверждает, что они не качественные? Хотя, может, ему достаточно одного взгляда, чтобы понять их настоящее качество и теперь он пытается меня обмануть?»

Андрей улыбнулся так же широко и ехидно, как старик и пожал плечами.

-Нет, так нет.

Андрей не ответил на вопрос старика и с наигранным безразличием пошел к машине. Он решил сыграть в ту же игру, которую попробовал в больнице. Он ожидал, что старик броситься к нему, начнет тарабанить по стеклу и просить вернуться. Тогда Андрей бросит презрительный взгляд, и игра начнется по его правилам. Тогда он сможет выторговать за эти сапоги пол дома.

Мужчина повернул ключ зажигания, раздался тихий шум мотора, но лицо старика ни капли не изменилось, и он не двинулся с места. Похоже, снова не удалась, но Андрей решил сохранить лицо.

Ему не оставалось ничего другого, как поехать прочь. Но он знал, что ему нужна лопата и минимум свидетелей. Он решился на новую игру.

Мужчина объехал деревню по кругу. Он был уверен, что старик уже понял, как упустил выгодную сделку, поэтому Андрею будет легко навязать свои условия.

Андрей, переполненный уверенности, что его игра сработает, подъехал к дому старика. В мыслях мужчина уже вышел из машины, влаственной походкой направился к забору, два раза ударил по нему ладонью, сжатой в кулак и вслушивался в гулкое эхо от ударов. Через мгновения дверь отворилась и на него уставились преданные глаза старика, они были похоже на глаза домашнего пса, который провинился и теперь ждал суровое, но заслуженное, наказание.

-Так что, мы договорились? – скажет ему Андрей так, будто бросит кость, а старик, радостно, будто получил помилование, закивает в ответ.

За поворотом появился вид дома и у мужчины от неожиданности, поперек горла встал комок тихой злобы. У ворот, ровно на том же месте, где его и оставил Андрей, стоял, не сдвинувшись ни на сантиметр, старик. Единственное, что изменилось, так это улыбка старика. Она стала еще шире и теперь обнажала желтые гнилые зубы.

Старик ждал.

Андрей остановился, вышел из машины и обогнул ее по кругу. Его походка была не влаственной, как в его фантазии, наоборот, он шел на подкашивающихся ногах и понимал, что в этой схватки он проиграл и ему придется мириться с чужими условиями.

-Что решил вернуться? – сказал старик полным сарказма голосом.

Андрей попытался не сдаваться слишком легко.

-Ты, я смотрю, очень надеялся, что я вернусь.

Старик засмеялся.

-Знаешь, я уже достаточно много прожил и за эти годы научился видеть истинные мотивы людей. Как только ты увидел лопаты ты немного колебался, но потом стало видно, что ты твердо решил купить одну из них. Не знаю почему, может она напомнила тебе о твоей первой любви, может быть показалась похожей на лопатку, которой ты в детстве копался в песочнице, а может она тебе сейчас жизненно необходима… – он прищурился и пристально посмотреть прямо в глаза Андрею. – Но, впрочем, какая мне разница? Я знал, что если я не буду слишком наглеть, то ты ее купишь. И не наглел, но ты предложил слишком маленькую сумму. Похоже, единственное, что у тебя было с собой, но это меня тоже мало волнует. Потом ты предложил сделку, условия которой меня не устроили и, кстати, за время, пока ты пытался произвести на меня впечатления, катаясь на своем драндулете по деревне, ничего не изменилось. Я все еще не согласен на твои условия.

-Хорошо, – сдался Андрей.

-Что хорошо? – вскинул бровь старик.

Андрей не ответил. Молча залез в машину и достал оттуда плащ.

-Я готов добавить плащ, чтобы ты не промок насквозь, если мои ботинки порвутся, и ты будешь возвращаться домой под дождем, – презрительно сказал мужчина, – но тогда ты, добавишь туда еще сигарету.

После похорон, ему хотелось помянуть друга, и он решил сделать это, выкурив в память о нем сигарету. Две недели он был свободен он никотиновой зависимости, но настало время покончить с этой пыткой.

Старик взял в руки ботинки с плащом, покрутил их и удовлетворенно кивнул.

-Договорились.

Старик протянул для рукопожатия правую руку, с которой в этот раз снял перчатку, но Андрей только хмыкнул. Он забрал у него лопату и молча кинул ее на заднее сидение. После чего сел за руль и со всей силы утопил педаль газа в пол, стремясь поднять как можно больше пыли, чтобы сделать в отместку старику хоть какую-то гадость.

IX

Густые тучи полностью затянули небо, а оставшиеся крупицы света с трудом проникал через листву высоких деревьев и, как только Андрей выключил фары, лес погрузился во мрак. По земле стелился туман, который постепенно поднимался выше, сглаживая и без того едва различимые контуры деревьев. Андрей вышел из машины, вытянул перед собой руку и от удивления поднял брови. В темноте он едва мог различить кончики пальцев. В сердце начал пускать корни страх.

Он представил, как из леса за его спиной, бесшумная ступая между листьями, появляется волк и бросается на него. Он, ничего не понимая, падает на землю и ни успевает издать ни звука, волк перегрызает ему горло.

Потом он представил, что как только он докопал могилу, то из машины начал доноситься хриплый голос. Он крадучись подошел к багажнику и едва трясущейся рукой коснулся ручки, голос утих. Он подумал, что это дает о себе знать нервная неделя, успокоился, смахнул рукой пот со лба и открыл багажник. Едва щелкнул замок, багажник резко распахнулся и ему в горло впились холодные пальцы Вадима. В тот момент, когда Андрей почти отправился на тот свет, мертвец наклонился к его уху и исторгая зловоние произнес: «Око за око, зуб за зуб».

Дальше он видел все как бы со стороны: волк или мертвец, несет его тело к яме, бросает вниз, а потом поднимается сильный ветер, который погребает его труп под слоем земли.

Андрей махнул головой и кончиками пальцев помассировал глаза: «Такого не бывает, дикие звери не появляются так близко к деревням, а мертвецы не оживают. Да, здесь темно, но разве нужно много света, чтобы откопать яму? Наоборот темнота мне на руку, если кто-то из местных бродит по лесу в поисках грибов, он вряд ли меня заметит»

Мужчина вымучено улыбнулся, пытаясь доказать себе, что не боится. Стало только тревожнее.

Вздрагивая от холода, он взялся за рукоять лопаты и сразу всадил в пальцы две занозы. Одну он без проблем достал, но вторая вошла глубоко под кожу и оказалось недоступной. Рука в том месте сразу заболела, но ничего нельзя было сделать. Мужчина несколько секунд смотрел руку и решил попытаться не обращать на нее внимания. У него и так хватало вещей, которые будут доставлять ему страдания.

Едва штык лопаты коснулся земли мрак разрезала вспышка молнии, с которой пришел оглушительный раскат грома. Андрей подпрыгнул от неожиданности. Молния ударила ближе, чем в километре отсюда. Мужчина решил поторопиться.

Он нажал на лопату, и она вошла в землю не более, чем на десять сантиметров. Земля была твердая. В порыве эмоций Андрей сильнее сжал рукоятку и с силой втолкнул лопату в землю. Раздался хруст, а через мгновение он упал на колени и скулил от боли.

Сломанная левая кисть, которая уже начал срастаться, снова дал о себе знать болезненным ударом. По руке начала катиться кровь и капать вниз. «Неужели открытый перелом?» – испугался Андрей. Он посмотрел на руку и вспомнил, что порезался, когда пытался попасть домой, через окно подъезда. Рана разошлась и теперь из нее тонкой струйкой, с едва слышными шлепками, на сухую траву капала кровь.

Андрей подбежал к машине и быстро ее обыскал. В ней не было не только аптечки, но даже тряпки, чтобы остановить кровь. «Вадим, какой же ты был идиот! А если бы ты со своей «малышкой» попал в аварию и тебе самому нужна была бы срочная помощь, как бы тебе ее оказали, если у тебя нет средств первой помощи?» – подумал Андрей.

Мужчина снял футболку, и по его телу ударило множество маленьких капель, которые принес мощный порыв ветра. Как только он оголился, его сковал холод и он, трясясь от холода, с трудом одел куртку.

Особым испытанием стало застегивание молнии. От холода пальцы не слушались, и он только через минуту смог сжать замок. Потом еще несколько секунд он пытался соединить два конца застежки между собой, а когда дело было сделано он резко дернул бегунок вверх. Вместо того, чтобы застегнуть куртку, он просто оторвал замок.

Андрей остался на растерзание ветру и дождю в одной куртке, которую теперь было невозможно застегнуть.

Под мужчиной накапала уже небольшая лужица крови, но он понял, что не сможет в таком виде копать. Он замерзнет и заболеет раньше, чем закончит яму.

Андрей снова одел футболку и залез в машину, чтобы немного отогреться. Он начал паниковать, но его привел в себя резко начавшийся град. Сначала это были маленькие шарики размером с пульку для детского пистолета, но он быстро увеличивался, пока не раздался громкий звук удара и лобовое стекло. Почти по середине лобового стекла появилась дырка размером с куриное яйцо.

Град продолжался. Он с громкими хлопками врезался в машину, разбивая стекла. Андрей положил голову между колен и закрыл ее руками.

Когда все закончилось, машина была похожа на груду метала вперемешку с битым стеклом, а Андрей был весь в собственной крови. Он посмотрел на руку и обрадовался. Рана затянулась, кровь больше не текла. Мужчина собрался приступить к работе, но решил, что рану нужно чем-то затянуть иначе она снова откроется.

Он коснулся футболки, но ему не хотелось умирать от воспаления легких, и он благоразумно убрал руку. В этот момент в его голове родилась стройная теория.

Андрей взял лопату и с ее помощью сделал две дырки в чехле автомобильного сидения, потом стиснув зубы разорвал ее на несколько длинных полосок и ими перевязал руку.

-Это победа ума над неудачей! Меня не так-то просто сломить! – громко закричал Андрей.

Его голос поглотил туман.

Через пол часа мужчина принялся за работу. Его одежда насквозь промокла от ливня, а в кроссовках хлюпала вода. Он дрожал под неистовыми порывами ледяного ветра, но его лопата вгрызалась все глубже, вырывая большие клочья земли. Он, стиснув зубы, копал могилу другу и ничто в этом мире не могло его остановить.

X

К вечеру яма была готова. В ней уже покоился Вадим под внушительным слоем земли. Туман рассеялся, тучи ушли прочь и открыли вид на небо, пылающее цветами заходящего солнца.

Андрея это расстроило. Хорошая погода была не вовремя, ведь он сейчас будет придавать земле друга, с которым прошел пол жизни. Ясное небо огорчало, но не удивляла. «Я неудачник, а значит все происходит вопреки моим желаниям» – подумал Андрей и эта мысль добавила еще один пункт в теорию, о которой он сам еще не знал.

Последний клочок земли упал в могилу и образовал небольшой холмик. Андрей подумал, что позже его сровняет и присыплет травой, чтобы не бросался в глаза.

Он воткнул в землю лопату, сложил на ней руки и начал молиться. Когда молитва была закончена он достал из кармана куртки герметичный пакет. В нем была выменянная у старика сигарета и спички. Конечно, сигаретой трудно было назвать самокрутку из некачественного табака, но даже этому Андрей сейчас был рад. Он чиркнул спичкой о коробок, подкурил и закинул лопату на плечо. Он сделал большую затяжку, выпустил вниз струю дыма и почувствовал, как по его телу разносится легкость.

Андрей подумал, что его расслабило слишком сильно для обычной сигареты: «Ай да дед, ай да молодец, похоже он подмешал в табак травку!».

После очередной затяжки мужчина услышал громкий голос за своей спиной и почувствовал, как ему в затылок упирается что-то твердое и холодное.

-Убийца! Не двигайся!

Мозг, притупленный легкими наркотиками, трактовал это требование иначе. Андрей резко развернулся, раздался звонкий «дзинь» и лопата на плече мужчины ударилась о что-то твердое.

XI

На земле раскинув руки, лицом в землю, лежал человек. Мужчина нашел это забавным и хихикнул.

-И чего это ты тут разлегся? Здесь же неудобно!»

Он взял лопату у штыка и деревянной частью ткнул человеку в плечо. Тот не отреагировал, и Андрей еще раз повторил действие и понял, что это его забавляет. После еще нескольких легких тычков, он наконец устал от этого занятия, наклонился к человеку и перевернул его на спину.

На него уставились остекленевшие глаз старика, у которого он выменял лопату.

-Привет, старик, ты в гости зашел? – Андрей потрепал его по волосам. – И чего ты молчишь, как неживой? Скажи, что-нибудь, ты же у нас большой специалист по сказкам!

-Не может быть! – расслабленно, но с ноткой тревоги в голосе выкрикнул Андрей.

На секунду туман в его глазах рассеялся, он приложил два пальца к сонной артерии старика и не почувствовал пульс. Несколько секунд он растерянно смотрел на распластавшееся на земле тело человека, правая рука которого, даже после смерти продолжала сжимать ружье.

Секундная паника прошла и вскоре мозг мужчины снова заволокла наркотическая пелена. Он улыбнулся и сначала посмотрел на лопату, а потом на старика и рассмеялся.

-Чем ты меня наградил, тем я тебя и убил. Но ты не переживай, в могиле еще много места.

Андрей принялся разрывать яму, но в этот раз он работал с энтузиазмом. Копанную землю было разгребать в разы легче, теперь ему не мешала погода, а из-за «сигареты» он не чувствовал боли.

XII

Ночь полностью вступила в свои владения. Все погрузилось во тьму. Мужчина докидывал последние кучки земли под светом фар. Наконец, все закончилось, и он посмотрел на результат своих трудов. В этот раз земляная насыпь была намного ниже и выглядела менее заметной. Андрей изучающим взглядом осмотрел братскую могилу.

Он воткнул в землю лопату, положил на нее руки, немного присел и положил на руки подбородок. Он стоял так около десяти минут и широко улыбался. Он размышлял о том, чего же все-таки не хватает и что он собирался сделать, когда копал эту могилу в первый раз.

«Может я хотел помочиться на нее? – подумал он и покачал головой. – Нет, это слишком низко и глупо. Хотя очень даже забавно! Может выстроить здесь беседку, чтобы люди приходили, отдыхали и даже не подозревали, что сидят на костях? Тоже нет… Скорее всего нет».

Он резко встал и едва сдержался, чтобы не захлопать в ладоши, подбежал к могиле: «Я ведь собирался сделать вам крутое надгробье на память!»

Андрей окинул взглядом, освещенный светом фар участок леса и его внимание привлекло ружье. Он, перепрыгивая с ноги на ногу, направился к ружью и взял его в руки. Он почувствовал холодный метал и удовлетворенно хмыкнул. Ружье казалось измученному Андрею слишком тяжелым, но это только усилило его уверенность, что из него выйдет отличное и оригинальное надгробье.

Через пару минут посреди насыпи торчал приклад ружья, а вся его остальная часть была глубоко воткнута в землю.

Андрей посмотрел на могилу и сказал на одном дыхании, едва понимая, что говорит:

-Объявляю вас мужем и женой, жаль, смерть разлучила вас, но покойтесь с миром – Андрей рассмеялся от звука собственного голоса. – Ай да дед, ай да молодец, подмешал в табак наркотики!

XIII

Мужчина с серьезным видом крутил руль. Он полностью был сконцентрирован на дороге и тщательно пытался объезжать деревья, но ему это давалась с трудом, возможно потому, что он стоял на месте, а возможно потому, что отвлекался на то, чтобы издавать ртом звук работающего мотора.

После того, как он пятый раз безуспешно попытался объехать дерево, то вспомнил, что для начала движения нужно повернуть ключ зажигания. Рев мотора выбил его из наркотического транса и вернул в реальность. Теперь он мог немного соображать. Достаточно для того, чтобы вести машину, но слишком слабо для того, чтобы оценить состояние автомобиля и понять, что он будет привлекать слишком много внимания.

Оказалось, объезжать настоящие деревья, куда проще, чем вымышленные. Меньше чем через час Андрей уже бодро ехал по пустой, если не считать бегущего рядом розового носорога, трассе. Из его головы напрочь вылетели воспоминания о расположении его дома, и он решил поехать обратно к Вадиму.

Через дыру, на месте которой было лобовое стекло, в салон врывались сильные порывы холодного ветра. Они больно стегали по лицу, заставляя глаза слезиться.

Андрей как раз вытирал слезы рукавом куртки, когда раздался свист, который через мгновение сменился звуком громкого удара. Мужчина быстро нажал на тормоз и убрал руку от лица. Перед глазами была только тьма. Он на ощупь открыл дверь и с криками выбежал на улицу.

-Я ослеп! За что?!

Едва он оказался снаружи, как увидел ряды фонарей, идущих вдоль дороги.

Мужчина осел на землю, обхватил колени руками, а головой прислонился к холодной двери машины. Его трясло, он не мог успокоиться, поэтому решил закрыть глаза и досчитать до десяти

-Раз, два, три, пять, шестнадцать, двадцать пять, пятьдесят четыре, триумвират, ананас большой, яйцо страуса зимой сорок два.

Когда Андрей «досчитал до десяти», то тяжело выдохнул и встал на ноги.

-Значит я не ослеп? Ура! – Радостным голосом, по-детски, воскликнул он и положил руку на лобовое стекло. Она уперлась во что-то мягкое.

Андрей медленно повернул голову и увидел синие брюки, которые плавно перетекли в голубую рубашку, поверх которой был одет зеленый светоотражающий жилет. Его взгляд поплыл вверх, и он заметил знакомое лицо.

Мужчина радостно, схватил руку человека, который лежал у него на лобовом стекле, и с энтузиазмом потряс.

-Странный гаиншик! Это же ты! Я так рад тебя видеть, ты даже не представляешь! Как дела? Как ты тут поживаешь? Были особые происшествия с того момента, как я проехал? Кстати, спасибо, что подсказал с трупом, а то я себе даже не представляю, как бы я потом отмывал машину от неприятного запаха. Хотя зачем мне это было делать? Ведь это машина Вадима… Кстати, Вадим – это тот человек, труп которого я ехал закапывать. Мы когда-то были школьными друзьями, а потом наши дороги разошлись, я разбил зеркало и его зарезал. Не зеркало зарезал, а Вадима. Эти вещи прямо не связанны, я его убил не потому, что разбил зеркало, вернее именно поэтому, только не совсем так. Просто из-за зеркала я стал проклят и так уж сложилось, что неудачи приходит не только ко мне, но и людям вокруг меня. А может и что-то другое, я не знаю. Но тебе это, наверное, не слишком интересно, ты лучше расскажи о себе… И у тебя случайно нет пончика? Я слышал все полицейские едят пончики, ты, конечно, не полицейский, но ведь глобализация и все такое. Очень хочу есть! Просто словами не описать насколько сильно. Так у тебя есть пончик? Да? Нет? Да? Да-а-а? Не-е-ет? Почему ты молчишь?»

Сознание Андрея опять на мгновение прояснилось, он уже был готов упасть на колени и зарыдать. На секунду он все осознал и почти понял, что в его списке новый труп, но наркотик снова его захлестнул, и он снова заулыбался.

Андрей проверил пульсы и как только понял, что гаишник мертв, панику быстро смел новый удар радости. Мужчина заговорил с трупом. Он пытался изобразить серьезный тон, но у него это не слишком получалось.

-Ты хотя бы представляешь, насколько тебе повезло? Ты теперь встретишься с двумя отличными людьми, Вадимом и… И со стариком, не знаю, как его зовут, но он тоже отличный парень. Уверен, вы подружитесь! А знаешь что? Я вас даже познакомлю!

Андрей обхватил гаишника за грудь и потащил к багажнику.

XIV

Когда могила снова была разрыта и к двум телам добавилось третье, сознание Андрея почти полностью прояснилось. Действие наркотиков подходило к концу, и мужчина чувствовал боль в каждой клеточке тела. Левая рука едва шевелилось, а правый бок от плеча до кончиков пальцев каждую секунду пронизывала острая боль.

Каждый новый бросок земли приносил адские мучения, и Андрей едва понимал зачем это делает. Его мозг навязчивой идеей повторял: «Загребай, бросай, закапывай! Загребай, бросай, закапывай!» и он послушно следовал его наставлениям, не особо вникая зачем это делает.

Яма вновь превратилась в маленький холмик. Андрей рухнул на колени, схватился за волосы и зарыдал. Наркотический бред развеялся и теперь он все вспомнил. Осознал свалилось на него, как наковальня на мультяшных персонажей. Она не смогла его убить, но превратила в лепешку, которая жаждала смерти.

В голове Андрея крутился бешеный хоровод мыслей и даже пытки ада были ничтожны по сравнению с ним. «Из-за меня умерла Арина. Из-за меня умер таксист. Я убил человека в магазине. Я убил своего друга, проткнул его ножом, но вместо того, чтобы признаться милиции, позволить семье Вадима по-человечески придать его тело земле, я поступил, как трус. Я сбежал, похоронил его, как животное, глубоко в лесу, с хлоркой, чтобы никто никогда его не нашел. Но даже это еще далеко не все, я убил старика, который пошел проверить, зачем мне лопата. Его догадки оказались правильными, но почему он не выстрелил? Почему этот чертов старый идиот не выстрелил? Тогда он был бы жив, а моим мучениям пришел конец. И что я сделал, после того, как убил старика? Позвонил в милицию и во всем признался? Нет, я закопал его в братской могиле и пошел за новой жертвой. Почему больше всех страдают люди, которые мне помогли? Почему я сбил этого паренька и зачем вообще он выбежал на середину дороги? Я все исправлю!».

Андрей достал телефон. Экран загорелся, индикатор батареи горел красным, но мужчина надеялся, что для одного звонка хватит.

-Я все исправлю! – шепотом сказал Андрей и начал набирать номер милиции.

Прошли гудки и в трубке раздался приятный женский голос:

-Ало, здравствуйте, у вас…

Но не успела она договорить, как раздалось три гудка «Пиии-Пии-Пи» и телефон замолчал. Аккумулятор полностью разрядился.

Вены на шее Андрея набухли, а глаза налились кровью. Он начал кричать, глядя в небо:

-Почему? Почему все, что я хочу сделать не удается? Почему проваливаются все мои начинания?

В ярости мужчина начал бить кулаками по машине и случайно попал в окно, которое с грохотом развалилось, оставив на руке неглубокий порез. Из раны брызнула кровь, но в том состоянии мужчина не обратил бы на это внимания, даже если бы его ничто не отвлекало, а теперь, когда он увидел ружья, ни оставалось ни малейшего шанса, что он заметит рану.

Мужчина медленно подошел к нему.

-Что ж, значит я добьюсь справедливости другими методами.

Он взял в руки ружье, разломил и, убедившись, что там есть патроны, вдохнул запах пороха, а потом приставил дуло к голове и нажал сразу на два курка. Раздался грохот, и Андрей с глухим ударом упал на сырую землю

XV

Было жарко, ярко светило солнце, а до ушей мужчины доносился шум волн. Ему не нужно было долго думать, чтобы понять, где он находится. Он полежал, а потом открыл глаза и перевернулся на правый бок.

-Привет, Смерть.

-Здравствуй, Андрей. Зря ты затеял эту дурацкую попытку с дробовиком, все было не так плохо.

-Да? – мужчина вскинул бровь. – Из-за меня погибло шесть человек. Четверых из них я убил лично. Первого голыми руками, второго ножом в грудь, третьего метким ударом лопаты, а четвертого вообще сбил на машине. Это похоже не на мою жизнь, а на послужной список маньяка-психопата. Ты хотя бы представляешь, что такое забрать жизнь человека? – сказал он и осекся, потому что вспомнил с кем говорит.

Девушка рассмеялась:

-Нет, что ты. Я же так никогда не делала, – ее лицо вновь стало серьезным, даже слишком серьезным. – Не делай так больше. Я уже предупреждала тебя, что в ближайшие семь лет ты не сможешь умереть. Ты мне симпатичен, поэтому я дважды тебе помогла, но третьего раза не будет. В третий раз ты упадешь не на сено, а на асфальт, а с дробовиком вместо легкого ожога останешься без какой-нибудь части тела. Ты же не хочешь прожить оставшуюся жизнь сидя в инвалидном кресле или в виде слюнявого овоща?

Мужчина не успел ничего ответить, как солнце с оглушительным грохотом взорвалось, освещая все вокруг ослепительной вспышкой. Андрей закрыл глаза, а когда вновь открыл, то ему пришлось зажмуриться. Все вокруг утопало в ярком свете.

Мужчина лежал на чем-то мягком, а сбоку доносились возбужденные голоса. Немного привыкнув к свету, он повернул голову и увидел, того самого старика, с которым познакомился в больничной палате. Несколько секунд он смотрел на него, а потом внезапно старик повернулся к Андрею и улыбнулся.

-Пришел наконец в себя? – спросил заботливо старик, а в его голосе впервые за все время слышалась искренность.

-Я что умер? – спросил Андрей.

Старик рассмеялся.

-Вряд ли это место можно назвать раем. Как думаешь?

Андрей осмотрел себя. На левой руке красовался гипс, растянувшийся от кисти до локтя. В вену был воткнут катетер из которого торчала трубка, ведущая к капельнице с голубоватой жидкостью. Вся правая часть перевязана промокшим бинтом (может он был покрыт каким-то лекарством?), а под ним на теле чувствовалась охлаждающая мазь, которая сдерживала болезненное жжение. И, наконец, из носа торчали две дыхательные трубки.

Андрей попытался вспомнить, что произошло, и у него перед глазами промелькнул образ: он нажимает на спусковой крючок и… Его мысли перебил скрип открывающейся двери. В кабинете появились два человека в милицейской форме.

-Фомин Андрей Юрьевич? – спросили они, окидывая палату взглядом.

-Он, – «деликатно» указал пальцем старик.

Один из милиционеров взял стул и сел возле капельницы так, чтобы мужчине было не сложно с ним разговаривать. Андрей напрягся. Он знал, что должен ответить за свои поступки, но, как и любой человек, боялся наказания.

-Здравствуйте, Андрей. От лица всех сотрудников правоохранительных органов мы выражаем вам сочувствие и обещаем, что он будет пойман.

У Андрея отвисла челюсть: «Какое сочувствие, о чем он говорит? Кто будет пойман? Что происходит?». Он повернул голову и посмотрел на старика. Тот только передернул плечами, а милиционер продолжал:

-Я понимаю, вам сейчас тяжело. Не каждый выживает после такого. Вы и ваша история для нас пример человеческой стойкости, чести и доблести. Вряд ли кто-то другой решился бы на такое.

Милиционер сказал это с неприкрытым восхищением.

-На какое такое? На что решиться? Что вы несете?

-У Вас амнезия? Хорошо, тогда я вам все расскажу. Мне приятно рассказывать своему герою о его же подвигах. Это большая честь! Итак, присаживайтесь поудобнее… Простите, лежите, пожалуйста, не двигайтесь. Сначала Вы познакомились с участницей банды, которая накачивала людей наркотиками и вместе с сообщниками оставляла их без копейки в кармане. Вы ее перехитрили, применили на ней ее же средство и узнали о ее планах. Как только вы все поняли, то поспешили предупредить своего друга, Антропова Вадима Юрьевича, который должен был стать их первой жертвой, о приближающейся опасности, но его не было дома, и вы прождали его всю ночь в подъезде. Все это вы сделали ради того, чтобы предупредить его с утра, но он так и не появился. Тогда вы решили поехать к нему на работу и предупредить там, но таксистом оказался один из участников банды. Он хотел вас убрать, но он не знал с кем связался!

Старик присвистнул. Милиционеры бросили на него гневный взгляд, старик пообещал, что будет молчать, и рассказчик продолжил:

-Вам, конечно же, удалось спастись. Тогда таксист понял, что это конец, и решил свести счеты с жизнью. Вы поняли, что вашему другу угрожает опасность и самоотверженно побежали к нему, чтобы добраться раньше бандитов. Потеря крови дала о себе знать, и вы потеряли сознания. Оказавшись в больницы, даже несмотря на все подозрения и таящуюся опасность, вы вновь проявили мужество и решили не рисковать жизнью друга. Вы никому ничего не рассказали, а просто сбежали. Вы понимали, что это вызовет лишние подозрения и может переместить вас из раздела свидетелей на скамью подсудимых, но это вас не остановило. Жизнь Вадима Юрьевича была для вас важнее всего. Вот он искренний героизм!

Молодой милиционер перевел дух и продолжил еще до того, как Андрей собрался с мыслями и решил возразить.

-К сожалению, несмотря на всю вашу прыть, вы опоздали. Один из членов банды, ножевым ранением положил конец одному из свидетелей, который должен был стать первой жертвой. Тут появились вы и увидели мертвого Вадима и убийцу. Вы решили его остановить, но парень оказался крепким и толкнул вас в окно. Вы упали с шестого этажа, но выжили! Проезжающая рядом машина смягчила падение. Вы не стали терять время и сразу же вернулись обратно, чтобы не дать грабителю уйти. Но вы никак не могли ожидать, что он использует излюбленное средство своей банды – наркотики. В этом мы тоже уверены, это подтвердила экспертиза.

Парень-милиционер так посмотрел на Андрея, что тот подумал, что ему сейчас придется давать автограф. Обошлось. Парень отвел взгляд и продолжил еще более пафосным тоном:

-Когда вы пришли в себя, то поняли, что находитесь в глухом лесу, а ваш противник заставляет вас копать себе могилу. Сначала вы, наверное, удивились, когда увидели рядом с трупом Вадима еще один труп?

Андрей не успел ответить на вопрос. Историю продолжил второй парень. Он начал тараторить, и мужчина едва успевал его слушать. О том, чтобы думать в этот момент, не могло быть и речи.

-Но, я уверен, сэр, что когда вы увидели на втором трупе форму ГАИ, то вам все стало ясно. Я не представляю, как, но вас все же заставили копать яму. Скажите честно, это была часть плана? А, у вас же амнезия, простите. Так вот, когда могила была уже готова, вы подумали, что это конец, но неожиданно появился один из местных жителей. Жаль старика, его жизнь прервал точный удар дубиной. Вам снова пришлось раскапывать могилу, чтобы добавить туда еще один труп, а когда же вашим мучениям наступил конец, бандит решил поиграть. Он заставил вас убить самого себя. Похоже опять накачал вас наркотиками. Но мы то знаем, что убить вас не так-то и просто, – парень вдохнул и продолжил тараторить. – Вы нажали на курок, раздался грохот и поднялся столб дыма. Маньяк решил, что вы мертвы и постарался убраться, пока кто-то не прибежал на звук. А теперь, скажите честно, вы знали, что ружье настолько забито, что не выстрелит или действовали наугад? Ой, опять забыл. Извините.

Парень стушевался и его рассказ быстро подхватил первый парень, который по праву мог считаться фанатом Андрея номер один.

-Потом к нам в диспетчерскую поступил сигнал из леса, который сразу оборвался. Нам показалось это странным и мы, на всякий случай, послали туда отряд спасателей и угадали. Вас успели спасти и на вас почти нет повреждений. Вы просто неуязвимы! Я уверен, что вас просто невозможно убить, вот и все.

Андрей слушал, затаив дыхание. Он был в шоке: «Что это за бред, сошедший со страниц комиксов? Они там в своем участке комиксов про Джеймса Бонда пересмотрели? Как им вообще такое в голову пришло? Я их все убил, я виноват, и я должен быть наказан! Я хочу быть наказанным, так правильно!».

Он набрал полные легкие воздуха и закричал:

-Это я убил всех тех людей! Это я тот самый маньяк! Я! Слышите меня, я должен быть наказан!

-Да, доктор сказал, что вы можете начать говорить несвязанную ерунду, – спокойно сказал второй милиционер, – он сказал, что это называется посттравматический шок. Вроде так.

Андрей замолчал. Пока он думал, что ответить, милиционеры скрылись за дверью, а сразу за ними появилась медсестра, которая шприцом что-то быстро добавила в капельницу как раз в тот момент, когда мужчина начал кричать. Андрей сразу успокоился и посмотрел на женщину.

-Что это такое? – спросил мужчина и посмотрел на потолок. Одна лампа превратилась сначала в три, а потом в пять.

– А, понятно, – сказал он и отключился.

XVI

Трое мужчин возраста близкого к пятидесяти, сидели за столом и играли в шашки. Сначала в обычные, но те быстро их утомили, и они решили устроить небольшой тотализатор. Двое играли, а третий ставил на одного из них.

Это занятие им тоже быстро надоело, и они решили устроить небольшой турнир с призовым фондом. Они перепробовали все виды шашек и добрались до самых экзотических. Во время турнира по поддавкам Андрей начал что-то бормотать и проснулся от собственного голоса.

-Пришел, наконец, в себя? – в очередной раз сказал свою неизменную фразу старик.

-Да. Где милиционеры? Я должен написать признание, я хочу в тюрьму!

Мужчины переглянулись, а потом все втроем с опаской и удивлением посмотрели на Андрея. Похоже, среди них главным был старик, а может просто самым инициативным. Он начал:

-Ты что фильмов насмотрелся или тебе слишком большую дозу транквилизатора вкололи? Ты сам-то понимаешь, что ты только что сказал? Наши тюрьмы, не такие, как тебе показывают в кино. Там нет игровых площадок, добрых заключенных и одиночных камер с холодильником и интернетом. Там далеко не каждый выживает, а ты хочешь туда добровольно попасть?

-Я понимаю, но это я убил тех людей! – жалобно простонал Андрей, сдерживая слезы. – Все, чего я хочу, у меня не получается!

В закромах подсознания у Андрей почти созрела гениальная мысль, о существовании которой он даже не подозревал.

-Думаешь мы здесь без греха? Ты в особой палате, парень. Вот только мы, в отличии от тебя, под следствием, мы подозреваемые. И не зря, – он хохотнул. – Как только нас полностью откачают, мы переместимся отсюда прямиком в следственный изолятор, а ты просто свидетель. Даже больше. Слышал, что говорили господа в синей форме? Мужик, ты герой! Как тебя, кстати, зовут? Меня Михаил, – старик протянул руку.

В этот раз Андрей ее пожал.

-Меня Андрей.

-Будем знакомы. Послушай, Андрей, мы тут решили устроить турнир в поддавки, не хочешь с нами? Ставка тридцать гривен. Так что? – он пронзительно посмотрел на Андрея

Андрей пожал плечами и полез в карман. Он надеялся, что там не окажется денег и у него будет уважительная причина, чтобы не играть, но в кармане Вадима куртки нашлось пятьдесят гривен. Он положил деньги на стол и попытался встать, но старик коснулся его плеча, указывая, чтобы он не вставал:

-Лежи, мы же видим в каком ты состоянии. Мы сейчас перенесем к тебе стол, все будет пучком.

Через пару минут все сидели на стульях вокруг стола. Первая партия закончилась и настала очередь Андрея. Он должен был играть с толстым лысеющим мужчиной, на белой майке которого красовалось большое горчичное пятно. Как только он взялся за свою шашку, Михаил нарушил тишину обращаясь к длинному косоглазому мужчине:

-Слушай, Вова, а давай вернемся к тотализатору? Ты на кого ставишь? – тот указал на соперника Андрея, и старик удовлетворенно кивнул головой. – Отлично, а я ставлю на Андрея.

Косоглазый удивленно выпучил глаза, но старик никак не отреагировал на этот взгляд. Через пять минут игра была закончена, а меньше чем через тридцать Андрей победил в турнире.

Как только он коснулся выигранных денег, у него в голове возник вопрос: «Как я победил?» и мигом вспыхнул ответ: «Это поддавки – здесь побеждает проигравший, а я проигрываю всегда. За что бы я не брался, меня всегда ждет поражение».

Он посмотрел на старика, который широко улыбался, довольный чужой победой. Пускай он сам проиграл, зато благодаря победе Андрея, он вернул себе взнос за участие в «шахматном турнире» и даже немного заработал.

Мысль, которая всю эту неделю росла, как снежный ком, который из маленького шарика превращается в лавину, вспыхнула, как рассвет после полугода ночи. У Андрея перехватило дыхание и чуть не остановилась сердце. Эту мысль можно было выразить одним словом: «Тотализатор!».

«Я всегда проигрываю. Бокс, фехтование, теннис, да что угодно! На кого бы я не поставил, он всегда проиграет, я могу заработать на этом целое состояние!»

Андрей медленно обвел взглядом комнату. Он едва сдерживался, чтобы не запрыгать от радости. Он положил руки под голову и громким, уверенным и бесконечно счастливым голосом произнес:

-Я неудачник, какое везение!

мистиканаш мир

Алексей Орлов • 29.08.2015


Предыдущая запись

Следующая запись