Добро пожаловать

Это библиотека моих рассказов. Читайте, отдыхайте, оставляйте комментарии

Дорога к морю

Существует множество видов автомобилистов, и у каждого индивидуальное отношение к музыке. Одни любят ехать в тишине, другие предпочитают выкручивать звук так сильно, что самая дорогая акустика начинает издавать кряхтение гиен, но, несомненно, больше всех повезло тем, у кого мозг резонирует в такт басу. Им совершенно не нужно прилагать усилия в поиске музыке, достаточно ввести в любом поисковике “басы качают”, и перед ними открывается бесчисленное количество комбинаций трёх одинаковых звуков. Зачастую музыкой назвать такое сложно, но какая разница, если качает?  

К сожалению, Борис, невысокий, но коренастый рыжеволосый парень двадцати четырёх лет от роду, который сидит за рулём, не был поклонником подобных “композиций”. Его друзья – Иван, сидящий рядом с навигатором в руках, и Вера, листающая ленту инстаграма на заднем сидении, разделяли взгляды товарища.  

Порой они размышляли, почему одни слушают хорошую музыку, а другие шум, заставляющий уши кровоточить, и сошлись на том, что причина в особенностях строения мозга.  

-Юху! – подняв руки вскрикнул Ваня, заглушая доносящийся из колонок Rammstein. 

-Ты чего? – удивилась Вера, отрываясь от телефона, но сразу поняла, в чём дело, – о, мы его проехали! 

Борис сделал музыку тише: 

-Ну проехали и проехали, чего тут такого? Это пока еще не Евпатория… – голос парня звучал уставшим.  

-Борь, ты шутишь? Много ли ты слышал про Евпаторию? А про Крымский мост вещает каждая тумбочка на протяжении трёх последних лет! Угадаешь, сколько новых фотографий будет у Веры на странице? 

-Пару десятков?  

-О, значительно больше.  

-Ну ладно, только я не понимаю, зачем… 

-Как это зачем? – удивилась Вера. – У тебя в детстве был альбом с фотографиями? 

-Был, но… 

-Так вот – это то же самое, замороженные воспоминания, к которым можно вернуться в любой момент. 

-Ага, а еще собрать пару сотен лайков от разных красавчиков, – съязвил Ваня.  

-Мне достаточно лайка всего одного красавчика, – она чмокнула парня в щеку.  

Ваня улыбнулся. Долгие поездки, пусть и к мечте, утомляют. В них нужно ценить даже маленькие радости.  

-Куда теперь? – спросил Борис. 

Машина подъезжала к развилке, по центру которой стояла бетонная плита.  

Ваня мельком взглянул в телефон: 

-Прямо, – после чего повернулся к девушке, – и на сколько сторис с мостом мне нужно поставить реакции? 

Вера улыбнулась, взяла в руки телефон, мельком посмотрела в экран… и её лицо мгновенно изменилось, она закричала: 

-Борис! БОРИС!  

Ваня развернулся и увидел, что машина ехала прямиком в бетонную плиту: 

-Налево! НАЛЕВО, БОРИС! НАЛЕВО!  

Машина вильнула и съехала в левую развилку в паре метров от плиты. 

-Что это вообще было? 

-Ну ты же сказал прямо… – протирая глаза, ответил водитель. 

-Прямо – это по главной, как мы ехали, и это было налево. Чего ты вообще ожидал, что плита внезапно поднимется, и мы проедем под ней?  

-Не знаю, просто устал… 

-Давайте остановимся? Вань, сядешь за руль? 

-Не знаю, я не очень хорошо вожу… 

-Всяко лучше, чем Боря, который не спал уже сутки.  

Борис покраснел и выглядел мрачнее, чем кот, которого решили искупать.  

-Да, пожалуй, ты права, – он повернулся к другу, – Борь, давай ты на заднем сидении поспишь, а я поведу? 

Через пару секунд добавил:  

-Не переживай, всё хорошо. Ты просто устал, мы целы, да и опасность мы переоценили, до плиты было еще далеко, ты бы точно повернул и сам, просто задумался. 

-Да, пожалуй. Отдохну. Спасибо. 

Машина остановилась. Борис, пошатываясь вылез из-за руля: 

-Ребят, простите, я… 

-Всё в порядке, здоровяк, иди отдыхай, – сказал Ваня, усаживаясь на место водителя.  

-Но ведь мы… 

-Чуть не погибли? – Вера уже успокоилась, и сопереживания у неё поубавилось. 

-Блин, но… – промямлил Борис, пытаясь найти ответ, но не смог. 

Ваня сурово посмотрел на девушку: 

-Может сама за руль сядешь?  

-Умела бы водить – села. Было бы безопаснее.  

*** 

Стало темнее. Луна спряталась за тучами, звёзд не было видно, и будто упало напряжение в сети: свет фонарей стал тусклым и мигающим.  

Когда шок прошёл, все почувствовали себя уставшими. Ваня вёл машину, Вера смотрела в окно, ни о чём особо не думая, а Борис заснул сзади. 

-Представь, если бы мы погибли? – сказал Ваня. 

-Не хочу об этом думать, – ответила Вера. 

-Я тоже, ведь на небе только и разговоров что о море, а еще немного, и мы могли бы его не увидеть. 

-Тебе поговорить что ли больше не о чем?  

-Можем поговорить про Марка. 

-Чего о нём говорить? Мы дружим с детства, и у нас с ним никогда ничего не было и никогда не будет.  

-Может и так, но я видел, как он на тебя смотрит, он бы явно хотел, чтобы у вас было… 

-Вань, я устала, давай о чём-то позитивном? 

-Давай, – он сделал паузу и загадочно улыбнулся, – Марк, например, был бы рад, если бы я умер… 

Он рассмеялся, Вера сначала недовольно опустила брови, но потом расслабилась, рассмеялась в ответ и легонько ударила его в плечо: 

-Дурак, блин… 

Мгновенно веселье пошло на спад. На дороге виднелись следы аварии. Выжженная земля, покорёженный забор и потрескавшееся дорожное полотно, несколько дымящихся машин и остатки бензовоза… 

-Что здесь произошло? – прикрывая ладонью дрожащие губы, сказала Вера. 

-Ничего хорошего, давай лучше попытаемся об этом не думать? 

Шутки про смерть больше не казались смешными.  

Смерть перестала быть далёкой и нереальной, следы разрушений говорили, что вот она, прямо здесь. Несмотря на то, что место было тщательно (на сколько это возможно) убрано, очевидно, что здесь погибли люди, возможно много. 

-Я слышала в одной передаче, что бензовоз не может взорваться, это миф… 

-Значит, мы наблюдаем миф.  

Дальше они ехали молча, а ночь становилась темнее.  

Мрак стал густым и походил на непроницаемое желе. Его почти можно было потрогать, и нельзя было ничего увидеть там, где кончался свет фонарей, расставленных вдоль дороги. 

Поодаль, в тени, едва заметным очертанием шёл мужчина в балахоне. Через шаг он спотыкался, но продолжал идти.  

-Смотри, – указала пальцем девушка.  

-Ну идёт кто-то, что тут такого?  

-Ваня, ты дурак? 

-Что ты от меня хочешь, женщина? Какое мне должно быть дело до какого-то мужика? 

-Неужели тебе это не кажется странным? 

-Нет, а разве должно? 

-Когда ты последний раз видел посёлок? 

-Давненько, и что? 

-Как что? Что он тут делает?  

-Идёт же, очевидно, – Ваня рассмеялся, но вышло неискренне.  

Что-то действительно настораживало. 

-И куда он идёт?  

-Не знаю, может турист? 

-Без рюкза… – Вера вскрикнула. 

-Ты чего? – Ваня резко развернулся, но вовремя вспомнил, что нужно смотреть на дорогу. Они едва не врезались в другую машину впереди. 

“Вряд ли случилось бы что-то серьезно, но попытки во что-то врезаться сегодня становятся традицией” – подумал парень и грустно улыбнулся собственным мыслям. 

-Мне показалось, что у него из спины торчит кусок арматуры или что-то подобное…  

Внезапно парня затошнило. Он развернулся, чтобы лучше рассмотреть человека, но тот остался далеко позади, скрывшись за пеленой мрака.  

-Показалось, наверное, – сказал Ваня, стараясь убедить не только девушку, но и себя. 

-Скорее всего, – дыхание Веры стало мягче и размереннее, – но было страшно. 

-Трусиха!  

-Правда, что ли? А кто в прошлом походе шарахался каждой тени и ночью не смог сомкнуть глаз? 

-Это удар ниже пояса! Я ведь никогда в походы не ходил и вырос в городе, в отличии от тебя, деревенщины.  

-Лучше быть деревенщиной, чем кричать от страха при каждом порыве ветра. 

Оба рассмеялись. 

*** 

-Как вообще можно совершать такое святотатство в этой машине? Не включу я твою попсу!  

-У вас с Борисом вообще фашистские взгляды – всё, что вам не нравится – попса. Cannibal corpse – тоже попса?  

-Нет, мусор. 

-Ага, значит категории всё же две? 

-Почему две? Чем попса от му…  

Ваня резко дернул руль вправо, когда прямо перед ним выскочила BMW. Через мгновение водитель снова перестроился в другой ряд и повторил манёвр, но уже с кем-то другим.  

-Придурок. 

-Не то слово, кто им вообще права даёт? Почему если ты видишь идиота на дороге, то он скорее всего будет на BMW? 

-Не знаю, совпадение?  

-Ваня, я иногда удивляюсь с твоей веры в людей, – она запнулась, – ого! 

Поперёк дороги стояла та самая BMW, а водитель сигнализировал Ване, чтобы тот выходил из машины.  

-Не надо… – тихо сказала Вера. 

-Конечно не надо, блин, но какой у меня выбор?  

-Останься в машине… 

-Чтобы он разбил мне стекло, а потом начал бить меня о руль головой, а я даже не мог защититься? Лучше встретиться на равных. 

Ваня вышел из машины, понимая, что никаких равных не будет. Перед ним был двухметровый бритоголовый шкаф, а он ни разу в жизни не дрался. 

-Добрый вечер… – начал Ваня. 

-Заткнись, придурок! 

-Простите, но… 

-Извинения в задницу себе засунь, понял? 

-Да что происходит? 

-А ты ничего не понимаешь, да? – владелец BMW смерил парня взглядом. -Жалкий недоумок. 

Он достал биту из багажника и ударил ей по асфальту: 

-Ох, как бы мне хотелось, чтобы здесь была твоя голова, – после чего сделал несколько шагов навстречу. 

“Как бы мне хотелось, чтобы проснулся Борис” – подумал Ваня и оглянулся на машину. Никакого движения сзади, только испуганный взгляд Веры.  

-Как бы я хотел по твоей тупой башке заехать этой битой! Наблюдать, как череп лопается, будто перезревший арбуз, слышать этот хруст и наблюдать за разлетающимися во все стороны брызгами… 

-Послушайте… 

-Думаешь, я не смог бы? Думаешь, я никогда не видел, как умирают люди? Я видел больше, чем ты, недалёкий, можешь себе представить.  

Внезапно он остановился. 

-Жаль, в этом нет ни капли смысла! – он снова ударил битой по асфальту, а затем сел в машину и уехал.  

“Что это вообще было?” – подумал Иван, который был уже на грани истерики. 

*** 

Казалось, пробка была длиной в бесконечность. Мир заполнили гудки клаксонов и маты водителей, но кто-то даже плакал, не выдерживая напряжения.  

-Как думаешь, это надолго? – спросила Вера. 

-Вряд ли, но меня другое волнует. 

-Что?  

-Даже от взрыва бензовоза не было такой пробки, что же произошло сейчас?  

То, что для одних проблема, для других возможность. Рядом с открытым окном возник мужчина. Он выглядел потрёпанным: старые вещи, щетина, уставший взгляд, но не походил на нищего: 

-Ребят, у меня машина сломалась, вы меня не подвезёте?  

-Как же мы тебя подвезём, когда сами на месте стоим?  

-О, это ненадолго. Тут такое постоянно… 

-Постоянно? А ты местный что ли?  

-Вроде того, – незнакомец опустил взгляд, – так что, подкинете?  

-А тебе куда? 

-Туда же, куда и вам, только идти пешком надоело… 

-Мы едем на море, в Евпаторию, вряд ли ты туда пешком идёшь?  

Мужчина посмотрел по сторонам: 

-Нет, к морю мне не нужно, но пока нам с вами по пути. Подкинете?  

-Даже не… 

Вера задергала парня за рукав. Девушка пыталась быть незаметной, но даже слепой бы обратил внимание на шум, который она создавала. Шёпот тоже удавался плохо: 

-Он какой-то странный, давай не будем его брать? 

-Почему? – Ваня повернулся к девушке, – нормальный мужик. 

Ваня и сам считал незнакомца подозрительным, но в мужском мире часто приходится доказывать мужественность в самых бессмысленных ситуациях, а иногда это входит в привычку. Дурацкую, но неискоренимую.  

-Хорошо, а куда мы его посадим? Сзади Борис спит. 

Этот аргумент парня обрадовал. Больше не нужно строить смельчака, незнакомца брать попросту не логично. 

-Вот это меткое замечание! – он повернулся к незнакомцу, – прости, друг, никак не получится.  

Незнакомец, будто, ни капли не смутился, только пожал плечами, будто слышал такой ответ миллионы раз: 

-Может всё же подкинете? 

-Не, никак. 

-Хотя бы на пару километров? 

-Нет! 

-Может до поворота? 

-Нет, извини, – Ване стало очень не по себе, он поднял все стёкла в машине, несмотря на жару. Почти сразу пробка пришла в движение, и вскоре странный мужчина оказался далеко позади. 

*** 

-Сколько мы уже едем?  

-Этого не знаю, но точно знаю одно – нам необходимо заехать на ту заправку и перекусить. Если я не передохну, то закончу начатое Борисом. 

-Что ты имеешь ввиду? – спросила Вера, которая последние пару часов клевала носом, путаясь в собственных мыслях. 

Дорога оказалась утомительнее, чем планировалось. 

-Если я не передохну, то мы передохнем. 

Никто не улыбнулся, даже сам Ваня.  

Старая заправка выглядела довольно странно на новой трассе, которую совсем недавно закончили строить, но это Крым, тут происходит много странных вещей, которые нельзя объяснить обычной логикой, потому ребят это не удивило. Они были готовы к чему-то подобному.  

-Пойдём перекусим, а Борис пусть отдыхает, никто его не украдёт… – по телу Вани прошёл холодок, и он почему-то неуверенно добавил, – надеюсь.  

Они зашли в забегаловку, расположенную возле заправки. Тусклый свет, полная продавщица с недовольным выражением лица и вековой слой пыли на полках – прямо типичные декорации низкопробного слешера, если бы его решили снимать в России. 

Из горячей еды были только хот-доги, сосиски для которых вращались в открытом гриле.  

-Добрый день, поздоровался Ваня… – но не успел продолжить, как его перебила кассирша. 

-Правда что ли добрый?  

-Для нас – да, – он ответил более резко, чем ожидал. Усталость давала о себе знать, но хотелось поменьше разговоров и побольше еды.  

-Уверен? 

-Я уверена, – вмешалась Вера, – можно нам сделать заказ? 

-Смотри-ка какая шустрая… – секунду кассирша выглядела так, будто сейчас плюнет Вере под ноги, но ничего такого не произошло, – ну делай.  

-Какие у вас есть хот-доги в наличии? 

Кассирша ткнула пальцем в грязной перчатке в распечатанный лист бумаги, приклеенный к прилавку скотчем: 

-Всё перед вами.  

Ваня сглотнул. Она раздражала! Желание ответить грубо подбиралось всё ближе, но урчание желудка выступило в качестве протеста: 

-Хорошо, можно нам один хот-дог со сливочной сосиской, один с охотничьей колбаской? 

-Нет в наличии. 

Вера с Ваней испытали одинаковое чувство – бессилие. Хотелось упасть на землю и заплакать. 

-Подскажите, пожалуйста, какие есть?  

-Обычные. 

-Хорошо, три обычных, один с собой.  

  -Вам здесь ресторан что ли?  

-Дайте нам три хот-дога, пожалуйста! Мы просто заплатим и уйдём, чтобы никогда не возвращаться… 

Просто расплатиться не удалось. Карточки не принимались, здесь не было терминала, и переводы были не в ходу. Если бы не пару тысяч наличкой, которые Вера взяла на всякий случай, вечер мог бы стать по-настоящему ужасным.  

-Как они вообще существуют с таким сервисом? – сказала девушка, когда они уселись за стол и начали есть. 

-А вы видите тут другие заправки или кафе? – заговорил седеющий мужчина в костюме с уставшим выражением лица. – Не возражаете, если я тут присяду? 

Одного взгляда на парня и девушку было достаточно, чтобы понять, что они возражают, еще и как, но вслух они это озвучивать не стали, потому мужчина присел: 

-Устали? 

Ваня кивнул.  

-Понимаю вас, иногда существование бывает крайне бренным. Вас сюда что привело? Просто хотели отдохнуть?  

Ваня снова кивнул. Ему хотелось, чтобы он поскорее ушел, а поддерживать разговор с такими людьми – первый шаг, чтобы они остались наподольше. 

-Повезло вам, хотя бы позитивный настрой сохраняете, а меня привела боль… 

Он выжидающе посмотрел на ребят, ожидая, что они ответят, но они не собирались этого делать. Мужчину, похоже, это не слишком волновало, он продолжил: 

-Один звонок, который изменил всё… Эх, если бы я был не за рулём, если бы я остановился, глубоко подышал и успокоился… Вы меня понимаете? 

Никто не отреагировал, вообще никак. Ребята молча доедали свои хот-доги. Мужчина расплакался. 

-Я ведь её любил… почему всегда так?  

Он вытер слёзы рукавом, Вера с Ваней доели и начали собираться на выход. 

-Давно мог бы уйти, но не могу. Хочу быть ближе. Вы меня понимаете? Понимаете? – он кричал им вслед, пока ребята старались быстрее убраться.  

-Псих какой-то, – сказала Вера. 

-Ага. 

-Мне было страшно, а тебе? 

“Нет” – хотел сказать Ваня, но решил забить на ложную мужественность и сказал: 

-Да, еще и как, боялся, что у него нож в руке под столом, и он меня сейчас пырнёт.  

-Странная у нас выдалась поездочка… 

-О да!  

*** 

-Как же тут темно… 

-Ага, хотя уже должно светать. Сколько там время?  

-Не знаю, у меня телефон сел. 

-Нужно было еще больше смотреть в инстаграме… – он запнулся, — вот б… блин. 

-Что? 

Они проезжали мимо аварии. Смятая гармошкой машина стоял посреди развилки. 

-Как думаешь, там кто-то выжил? – спросила дрожащим голосом Вера.  

-Зависит от того, что считать жизнью, – донёсся незнакомый голос с заднего сиденья.  

Ребята развернулись и увидели сидящую фигуру в капюшоне, а Бориса не было. 

-Кто ты и что сделал с Борисом? – Ваня начал шарить руками по торпеде и дверным карманам, надеясь найти что-то для самообороны. 

-Борис решил уйти, а вы, Иван, лучше смотрите на дорогу. Один раз невнимательность вашей компании дорого обошлась.  

-Кто ты и что ты несёшь? – закричала Вера. 

-Ты разве не догадываешься?  

Ваня искал, где лучше остановиться, но дорога была загружена, а их машина зажата. Он ничего не мог сделать. 

-Послушай, ты… – начал парень, но его перебила Вера. 

-Догадываюсь, мне это с самого начала казалось странным, но я отказывалась верить… 

-Вера, что ты… 

-Помолчи, Вань! всё нормально… – она повернулась к незнакомцу в капюшоне, – вы смерть?  

-Мне больше нравится, когда меня называют Харон, но вы правы, юная леди. Вы готовы проследовать за мной?   

-Никуда мы с тобой не пойдём! Что ты сделал с Борисом! – закричал Ваня.  

-Молодой человек, вы хоть раз оглядывались назад? Борис ушёл еще тогда, когда сел на заднее сиденье, а вы еще долгое время спорили на улице, не стоит ли вам повернуть назад… К сожалению, путь назад для вас был закрыт, а двигаться вперёд всегда лучше, чем стоять на месте. Вы приняли правильное решение. 

-Мы мертвы? – парень заплакал. 

-Да. 

-И что теперь?  

-Вы можете остаться и бесконечно ехать по призрачному шоссе, либо пойти со мной, на ту сторону. 

-А если мы останемся… – всхлипывая заговорил Ваня, но Вера снова вмешалась.  

-Нет, не останемся. Пойдём, Вань, ничего уже нельзя исправить. 

-Вы согласны?  

-Я не хочу! – закричал Ваня, всхлипывая.  

-Вы согласны? – повторил Харон, – это ваша последняя возможность ответить.  

-Я согласна, – сказала Вера. 

Парню очень хотелось сказать нет. Он не хотел уходить. Он был так молод, сколького в жизни еще не попробовал, но… но уже было поздно. Жить нужно, пока жив. 

-Да, – ответил Ваня. 

Машина превратилась в лодку, которая неспешно плыла по реке Стикс, впадающей в Коцит. Дорога привела друзей к морю. К сожалению, не к тому.   

Алексей Орлов • 07.05.2021


Предыдущая запись